Затоваренная бочкотара Обложка: Затоваренная бочкотара

Затоваренная бочкотара

Скачайте приложение:
Описание
3.8
165 стр.
1968 год
12+
Автор
Василий Аксенов
Издательство
Эксмо
О книге
В давние времена, шестидесятые-семидесятые, люди до дыр зачитывали журнальные тетрадки с новыми повестями и рассказами Василия Аксенова. Особенно популярна была «Затоваренная бочкотара» – фразы из нее становились крылатыми. Пусть и нынешний читатель откроет для себя эту мудрую и озорную повесть, откроет «Поиски жанра», «Пора, мой друг, пора», «Рандеву», «Свияжск». Ведь, по сути дела, Россия сегодня все та же…
ЖанрыИнформация
ISBN
5-699-16093-0
Отзывы Livelib
951033
14 сентября 2015
оценил(а) на
5.0
В шестидесятых он пытается выразить в своём творчестве всю страну. По крайней мере в географическом смысле. Все его герои постоянно куда-то едут, срываются, убегают: от Эстонии в "Звёздном билете" и "Пора, мой друг" через непременные Ленинград с Москвой до сибирских строек и до самого дальнего востока в "Апельсинах". По мере чтения повестей перед глазами потихоньку встаёт движущаяся панорама СССР, раскинувшего свои крылья от Европы до Америки как огромная птица (кажется так писали в учебниках для первоклашек): от рыбных колхозов и готических городков Прибалтики до нефтяных распадков в Приморье молодёжь живёт, работает, гении снимают фильмы, дерутся за принципы стиляги, на вокзалах и в поездах зарождаются мимолётные казалось бы знакомства, перерастающие в крепчайшую дружбу. Ценно, что в его героях нет конкретики, и оболтусы, актриски и работяги из одной повести, чуть поменяв имена, тут же появляются в следующей, все они подводятся под одну гребёнку почти идеального советского молодого человека: не без придури, с чёткими моральными принципами, но с уже зароненным зерном бунтарства, жаждой попытки сломать систему, не государственную, а семейно-сословную, когда все твои карьеришки досконально расписаны родителями и обществом. Герои бегут от этого и открывают для себя огромную страну, в их глазах практически неосвоенную, ждущую только их взрослых решений и упорного труда. Потому что кто, если не они?"Мне отведена для жизни вся моя страна, одна шестая часть земной суши, страна, которую я люблю до ослепления... Ее шаги к единству всех людей, к гармонии... Все ее беды и взлеты, урожай и неурожай, все ее споры с другими странами и все ее союзы, электрическая энергия, кровеносная система, красавицы и дурнушки, горы и веси, фольклор, история - все для меня, и я для нее. Хватит ли моей жизни для нее?" Четыре из шести его повестей шестидесятых пронизывает этот, кажется, неподдельный суровый оптимизм, оголтелый, но тут же сам в себе сомневающийся, и оттого более достоверный и проникновенный. В "Стальной птице" и "Затоваренной бочкотаре" всё немного по-другому - это сатира, острая и жестокая, временами настолько бредовая, что отдельно повести опубликовали, кажется, только в девяностых, а так они ходили по рукам в виде тетрадок, списанных с литературных журналов. Но сатира эта лишь дополняла и расширяла его видение родной страны: в "Птице" на чуть приземлённом коммунальном уровне (если бы не пара взрослых моментов, то повесть можно было спокойно отнести к "непрограммным" произведениям, как то: детская "Мой дедушка – памятник", шпионская пародия "Джин Грин — неприкасаемый" или явно заказушная конъюнктурная "Любовь к электричеству" - повесть о Л.Красине; см. серию "Пламенные революционеры", тогда к ней привлекали почти всех литераторов, отметились даже Трифонов, Гладилин и Еремей Парнов), а в "Бочкотаре" на общенародном, почти былинном уровне. Обширный 130-страничный комментарий к 70-страничной повести составил филолог Юрий Щеглов, но русский человек найдёт там мало нового и неизвестного, это скорее для зарубежных студентов, слушающих курс современной русской литературы. Читать "Бочкотару" стоит не ради комментария, а ради странного, чуть ли не бросающего в слёзы финала, будто служащего отповедью всем безумным молодым заканчивающимся шестидесятым:"Течет по России река. Поверх реки плывет Бочкотара, поет. Пониз реки плывут угри кольчатые, изумрудные, вьюны розовые, рыба камбала переливчатая... Плывет Бочкотара в далекие моря, а путь ее бесконечен. А в далеких морях на луговом острове ждет Бочкотару в росной траве Хороший Человек, веселый и спокойный. Он ждет всегда."И если в шестидесятых он хочет выразить в творчестве по преимуществу всю страну с её людьми, то в семидесятых он попытается выразить через себя всю эпоху, эпоху ушедшей оттепели, то, без чего трёхмерная картина громады СССР будет неполной: концлагеря в "Ожоге", оглушительное самодурство прикремлёвской богемы в "Рандеву", грустная ностальгическая полупритча о неприкаянных ходоках в "Поисках жанра". В первом эпизоде "Поисков жанра" на ночной штрафстоянке ГАИ разыгрывается сцена, вовлёкшая меня в некоторый ступор, ибо если в "Ожоге" он каким-то немыслимым образом копирует заокеанского Пинчона, то в "Поисках" в этом эпизоде идёт чёткая "Автокатастрофа" Балларда. Это как если бы ты сидел и смотрел в первый раз "Терминатора", а тут с кухни пришла бабушка и сказала: а, знаю, чем этот фильм закончится, но вторая часть всё равно круче будет.В восьмидесятых, стоит думать, Аксёнов либо расширит сферу своего влияния на весь земной шарик, либо переместит её в Америку, таковы перипетии его биографии. Буду читать по порядку.Повести Василия Аксёнова, написанные в шестидесятых: 1961 - Коллеги 1962 - Звёздный билет 1963 - Апельсины из Марокко 1965 - Пора, мой друг, пора 1965 - Стальная птица 1968 - Затоваренная бочкотараНу и как же без тематической песни-то?!На закуску слегка мистическое читательское совпадение. Когда в середине этого толстого сборника я подустал от нервного аксёновского стиля, то прошёлся взглядом по нечитанному шкафу и выудил оттуда недавно приобретённый "Бильярд в половине десятого" Бёлля с целью отдохнуть мыслями. На следующий день беру снова сборник Аксёнова и в "Пора, мой друг, пора" тут же начинается эпизод, где среди вещей погибшего героя находят этот самый "Бильярд в половине десятого" Бёлля. Нормально?P.S. АСТ повадилось печатать русские покетбуки в Италии. У этого издания "Бильярда" в выходных данных указано: отпечатано в типографии Grafica Veneta S.p.A. Italy, недавние "Сказки об Италии" от Эксмо символично напечатаны там же, флипбуки эти несчастные в Нидерландах печатали. Я не понял, так сильно дешевле производство что-ли выходит?
nata-gik
2 марта 2019
оценил(а) на
5.0
Никто так не может. Могут или как в "Бочкотаре", или как в "В поисках жанра". Или по-другому. Но чтобы все эти варианты и все на таком феерическом уровне – это может только Аксенов. Когда я читала лубочную смешную "Бочкотару..." , у меня в голове уже складывалась рецензия о сквозной линии "посконных" русских писателей, идущих от теплого, пахнущего землей и скошенной травой Лескова. Язык, образы, мысли, смыслы и идеалы – все это, что называется от сохи. И от тех мужиков в лаптях и баб с коромыслами. Дымовской игрушки и великих, не побоюсь этого слова, мультфильмах по русским лубочным сказкам, озвученных Дуровым. Никакие советские реалии не могут скрыть этот стиль и эту душу. Тонкий слушатель Аксенов смог эту душу воспроизвести, используя совершенно неподходящие для лубочных картинок персонажей и совершенно нелепую историю. И каким-то совершенно непостижимым образом создается произведение безусловно аутентичное, но при этом уровня и типажа "Баудолино". Такая гениальная стилизация, что становится совершенно самостоятельным шедевром. А потом был совершенно другой "Жанр...". и в некоторой степени "Рандеву. То, что имеет корни не то, что в другой эпохе, так вообще на другом конце земли. Что-то, что делают другие сказочники – латиноамериканские. Ведь эта роуд стори не что иное, как практически дантевское путешествие, но поданное под густым соусом магического реализма. Да, эта повесть не менее нереальная, чем "Бочкотара", но совершенно по-другому. Читая их друг за другом в голове поселяется и уже не искореняется восторг от мастерства. Даже сложно становится следить собственно за произведением, за героем и сюжетом. Просто наслаждаешься словом, пером. Лишь в "Пора..." автор дает нам немного настоящей реальности, настоящих героев и живой истории без фантастик. И здесь появляется еще одна грань и уровень мастерства. Тот самый человек, который написал историю про живые бочки и путешествующего по СССР волшебника выдает такой реализм, что дух захватывает. И если с предыдущими повестями я скорее чувствовала произведения, слышала их музыкой, то эта повесть, даром, что большая её часть про съемки фильма, идеально кинематографична. Как очень хорошее советское или итальянское кино. Которое идет медленно-медленно, без надрыва, а потом разбивает тебе сердце. Ну и на закуску кусочек наивного, но такого искреннего православия. Рассказ, написанный в тонах и мотивах Толстого и Куприна. То, что называется "великая русская проза". И опять все в советском антураже и с советскими картинками. И вновь слово "стилизация" хоть и приходит в голову, но совсем не передает суть.А суть-то в том, что Аксенов не подражает нескольким главным тонам и мотивам литературы, но показывает свою способность работать в них всех на высочайшем уровне. Каждый раз, когда я читаю его произведения, у меня звучит музыка. Он, конечно, весь в джазе. Но как и в этой великой музыке, которая тоже поднялась от земли, есть много вариантов, тонов и мотивов. И он может выдавать простые народные песни "хлопкоробов" и госпелы от какой-нибудь Большой Мамы Торнтон, может и добраться до волшебного и изысканного Колтрена. Или может быть реальным и понятным, но от этого не менее прекрасным и гениальным Рэем.Если вы любите разную музыку, если вы можете ценить что-то простое, но душевное, и одновременно с этим что-то сложное, малопотнятное, но с глубоким смыслом – то вам сюда. Главное, понимать. Аксенов иногда говорит прямо и играет гармонично, а иногда уходит в волшебную импровизацию, которая стройна только у него в голове. И в этом случае нужно довериться ему и получить удовольствие от процесса, ища в этой мелодии что-то свое, не пытаясь понять через нее автора. И тогда даже история про одухотворенные бочки покажется вам полной смысла и души.C.R. Великолепное оформление у этого издания. И обложка и внутренние рисунки – все идеально для первой повести. Да и для "Свияжска". И хорошо. Пытаться отобразить все произведения было бы ошибкой. Интересно, что иностранные читатели поняли в "Затоваренной бочкотаре"? Наверное, то же, что мы понимаем у Тутуолы. Но в перевели название хорошо.
krokodilych
10 сентября 2014
оценил(а) на
5.0
Восхищаюсь Аксеновым. За дар слова, за умение рельефно и абсолютно достоверно передать самые характеры персонажей, за их мастерски отточенные диалоги, за непреходящее ощущение драйва, за потрясающую смесь реализма и мистики - никогда не успеваешь отследить момент, где кончается одно и начинается другое. "Затоваренная бочкотара" - удивительное по своей точности изображение жизни советской страны и советского общества в миниатюре. Где в одном пространстве собираются люди совершенно разных душевных качеств, интеллектуального уровня, занятий и стремлений, и эта стихийно образовавшаяся группа лиц, объединенных случайными обстоятельствами, по ходу пьесы превращается в сплоченный коллектив. Где движение к цели - казалось бы, простой, ясной и легко достижимой, - неожиданно оборачивается фантастическими препятствиями и отвлекающими факторами. Где искомый результат формально не достигнут, но сам процесс оказывается неизмеримо важнее. Ибо за время пути собака могла подрасти - и подросла-таки :) А если серьезно - с каждым из этих людей произошло нечто очень важное. Каждому являлся Хороший Человек, и каждый незаметно для себя самого делал внутренние шаги по направлению к тому, чтобы самому стать таким человеком. – Пошли, – сказали мы и попрыгали с перрона, а один из нас, по имени старик Моченкин, еще успел перед прыжком бросить в почтовый ящик письмо во все инстанции: «Усе моя заявления и доносы прошу вернуть взад».А казалось бы - прожженный старый кляузник, на котором пробы ставить негде... Мне по прочтении книги сразу вспомнился персонаж совершенно другого художественного произведения - фильма "Старый новый год". Откуда-то из небытия улыбнулся пенсионер Иван Адамыч в исполнении великого Евгения Евстигнеева и сказал: "Хорошие вы мужики, только облику не теряйте". О том и книга, собственно :)
youdonnowme
7 декабря 2013
оценил(а) на
5.0
Читала эту книгу долго и с удовольствием. Что долго - особенность натуры (я и скорость - две вещи несовместные; люблю, знаете ли, посмаковать фразы, пофилософствовать над каким-нибудь пассажем, а материал для этого попался великолепный). Источником удовольствия во многом был Аксёновский язык: разнообразный, вкусный, ироничный, непростой, да и рассказанные им истории хороши. Помимо заглавной повести, в книгу входят еще четыре небольших произведения, объединенные, как мне показалось, некой общей темой, которую я бы сформулировала как "поиск смысла жизни". Все они разные, но в той или иной степени эта тема есть в каждом. Важна была она, видимо, для советского интеллигента в период, пока вся страна занималась построением "развитого социализма".Затоваренная бочкотара Эпическая повесть о квесте, предпринятом шофером Володей Телескоповым с целью выполнить поручение дамы его сердца буфетчицы Симы и отвезти порожнюю бочкотару в пункт приёма оной в город Коряжск. В этом путешествии сопровождают его интересные люди: красавица-учитель географии, бравый военный моряк, городской интеллигент, чьей специальностью и страстью всей жизни стало изучение далёкой латиноамериканской страны Халигалии (и специалистом он был, поверьте, отменным, так как знал по именам всех граждан Халигалии и даже какой велосипед был у рабочего Хосе-Луиса), злостный кляузник и кверулянт дед Иван Мочёнкин, продукт сталинской эпохи (который в конце пути - о чудо! - исправился и порвал все доносы), а также милая старушка Степанида Ефимовна, внештатный лаборант московского НИИ. Все они по ходу пути объединяются в подобие Братства Кольца - Хранители Бочкотары, и бочкотара, как некий сакральный предмет, направляет их путь. В этом путешествии события с ними происходят фантасмагорические, как и подобает эпическому сказанию. Ещё они видят сны (не только ж Вере Павловне!), почти по Юнгу. Говорят, "Бочкотара" насыщена аллюзиями и ироническими намёками, непонятными современному читателю, уже не столь хорошо знакомому с советскими реалиями. В этой связи меня очень заинтересовала книга Юрия Щеглова "Затоваренная бочкотара Василия Аксёнова": жду не дождусь раскопать в ней новые смыслы и исторические подробности, которые я упустила.В поисках жанра. Об этой повести мне писать труднее всего, так как понравилась она мне более остальных. Определённо попадает в любимые произведения. Это тоже квест, но совсем иного толка. Повесть мистико-философская, которую я, смею сказать, поняла лишь наполовину, но и этого оказалось достаточно, чтобы ею "заболеть". Конец как в "Хрониках Нарнии". Все, молчу, чтобы не портить впечатления неуклюжими формулировками.Пора, мой друг, пора. Повесть о любви. Порой тягучая и тягостная, но захватившая меня без остатка, что само по себе удивительно: произведения о любви в чистом виде, без иных составляющих сюжета - категорически не моё. А тут - персонажи, за судьбой которых хочется следить : Марвич, Кянукук, троица негодяев, сумасбродная Таня (от неприязни к которой я долго пыталась избавиться и примирилась с ней только потому, что её любит Марвич), - психологические наблюдения, столь мною любимые, снова язык и этот "лоскутный" стиль повествования с перескакиванием от первого лица к третьему, взгляд с разных ракурсов, глазами разных героев... В советское время было принято писать о Человеке, не просто о "типичном представителе" или ничего из себя не представляющем современнике, а о герое, человеке с характером, с которого советскому читателю хотелось бы взять пример (всё это в воспитательных целях, конечно, куда ж без этого). Валя Марвич - именно такой герой, хоть и создал его "несоветский" писатель Аксёнов. Настоящий мужчина, пусть даже несколько идеализированный, и человек, поразительно умеющий ладить с людьми, ни под кого не подстраиваясь. Меня, буку и одиночку, подкупила его способность обрастать друзьями (любимый эпизод - с водителем грузовика, везшим Марвича в леспромхоз, а что там было - не скажу). О мужской дружбе, на мой субъективный взгляд, здесь не хуже, чем у Ремарка. Но, несмотря на наличие героя, которого одобрил бы Главлит, это повесть сложная, как и подобает интеллигентской прозе, а не какое-нибудь подобие "Девчат" и "Разных судеб". Свияжск. Тут уж напрямую о смысле жизни, а конкретно - о поисках Бога советским интеллигентом, о тоске по вечному и осмысленному. Боюсь, сильно не понравится современным противникам РПЦ. Что навело меня на следующие размышления: по-видимому, интеллигент всегда против. Так искать Бога, как главный герой "Свияжска", может человек, у которого Бога отняли, заменив "научным материализмом" и энтузиазмом строительства светлого будущего; только такая замена отчего-то не радует, как в анекдоте про бракованные шарики. Нынешним же фрондёрам от интеллигенции в Православии видится преграда свободомыслию, алчность и коррупция, а не то главное, ради чего оно существует и чего искали "осчастливленные" атеизмом советские мыслящие люди. Но даже при несогласии с основной идеей, вы можете согласиться с тем, что повесть прекрасно написана, превосходным русским языком (не убоюсь повторений, Аксёнов этого стоит), и, что касается меня, то - в любимые.В заключение скажу, что после этой книги Аксёнов определенно стал "моим" писателем, пусть и немного я прочла у него пока что, да и не всё у него мне нравится, и всё же.
spillikin
10 июня 2011
оценил(а) на
4.0
Вот уж чего не ожидала, так это того, что Аксенов мне понравится. Неоднозначное произведение для того времени, и крайне необычное. В особенности, хочется отметить тот факт, что все герои, присутствующие в произведении, являются главными. И каждый персонаж наделен особым характером и обаянием. Открытым остается вопрос: что же это такое, - "Затоваренная бочкотара"?.. Каждый решает по своему. На мой взгляд, это не просто Россия, а сама жизнь, которая преподносит нам неожиданности за каждым поворотом.
С этой книгой читают Все
Обложка: Старичок с Большой Пушкарской
4.2
Старичок с Большой Пушкарской

Александр Житинский

Обложка: Превращение
3.0
Превращение

Рэй Брэдбери

Обложка: Дьяволиада
4.8
Дьяволиада

Михаил Булгаков

Бесплатно
Обложка: Погоня
4.8
Погоня

Джеймс Оливер Кервуд

Бесплатно
Обложка: Яма
4.8
Яма

Александр Куприн

Бесплатно
Обложка: Мартин Иден
4.7
Мартин Иден

Джек Лондон

Бесплатно
Обложка: Казан
4.6
Казан

Джеймс Оливер Кервуд

Бесплатно
Обложка: Мы
4.4
Мы

Евгений Замятин

Бесплатно
Обложка: Сын Казана
4.5
Сын Казана

Джеймс Оливер Кервуд

Бесплатно
Обложка: Бродяги Севера
4.6
Бродяги Севера

Джеймс Оливер Кервуд

Бесплатно
Обложка: Ход королевы
4.4
Ход королевы

Уолтер Тевис

Обложка: Отец
4.5
Отец

Аркадий Аверченко

Бесплатно
Обложка: Приключения покойника
4.6
Приключения покойника

Михаил Булгаков

Бесплатно