Я возьму сам Обложка: Я возьму сам

Я возьму сам

Скачайте приложение:
Описание
4.3
919 стр.
1998 год
12+
Автор
Генри Олди
Серия
Кабирский цикл
Другой формат
Аудиокнига
О книге
Перед нами – поэма. Ведь аль-Мутанабби, главный герой романа, – поэт, пусть даже меч его разит без промаха, а жизнь поэта – это его песня. Но кроме того, поэт и сам Олди – читая роман, не замечаешь разницы между плавно льющейся прозой и мерным ритмом восточных стихов. «Я возьму сам» – блестящая аллегорическая поэма о судьбе эмира и едва ли не шахиншаха, отринувшего меч, чтобы войти в историю в качестве поэта. Потому что меч – наваждение, посланное черной магией фарра; и сколь ни завоевывай Кабир мечом, это не оживит запертых в нем марионеток.
ЖанрыИнформация
ISBN
5-699-07245-4
Отзывы Livelib
EvA13K
29 апреля 2021
оценил(а) на
4.0
Итак, добралась в процессе своего знакомства с творчеством соавторов и до этой книги (пятой для меня), написанной в стиле ближневосточных средневековых произведений. Такая стилизация далась мне тяжеловато, не меньше трети книги к ней привыкала, но всё же вникла и оценила и получала удовольствие от чтения, но до конца меня роман так и не завоевал. И всё же, не самую высокую оценку он получил не за это - потому что кое-какие места, а особенно последние главы мне понравились даже очень - а за некоторые расстроившие моменты: прямо спойлеррезню в городе дэвов и гибель двух небоглазых, ставших шаху друзьями, хоть один потом и оказался снова живсвернутьПлюс несколько странным оказалось повествование и кажется мне, что вовсе это и не фэнтези, а притворяющийся им магический реализм, со всем этим своеобразным течением времени и нахождением своего трупа. Не то чтобы я хоть сколько-нибудь разбиралась в магическом реализме, но вот ощущается так. Героем произведения выступает поэт «Аль-Мутанабби (Сам-Себе-Пророк, Выдающий себя за пророка) Абу-т-Тайиб Ахмед ибн аль-Хусейн. 915–965 гг. по христианскому летоисчислению (З02 — З54 гг. лунной хиджры). Потомок южноарабского племени Бану Джуф, с двенадцати лет избрал путь профессионального странствующего поэта. Добился признания, состоял при дворах эмиров Сирии, Египта и Ирака; высшего успеха и славы достиг в Халебе, при дворе эмира Сайфа ад-Даула. Убит из мести за сатирические стихи. Оказал влияние на персидскую поэзию.»И в процессе чтения книги я заинтересовалась и посмотрела немного информации о поэте, вдохновившем авторов на неё. Приведу для ознакомление, одну его касыду: Постойте, увидите ливень мой...(Перевод С. Северцева)Постойте, увидите ливень мой, - тучи уже собрались, И не сомневайтесь: тому не бывать, чтоб эти слова не сбылись!Ничтожества камни швыряют в меня - их камни, как вата, легки, И, метясь в меня, лишь себя поразят лжецы и клеветники.Не зная меня, не знают они, что суть им моя не видна, Неведомо им, что ведома мне незнания их глубина,Что я, даже всею землей овладев, сочту себя бедняком! И, даже созвездия оседлав, сочту, что бреду пешком.Для мыслей моих ничтожно легка любая высокая цель, Для взоров моих ясна и близка любая из дальних земель.Я был величавой, крепкой горой, но, видя повсюду гнет. Почувствовал я, как в моей душе землетрясенье растет.Тогда от гнева я задрожал, грозною думой объят, Подобно верблюдицам, чьи бока при каждом звуке дрожат.Но только опустится мрак ночной, искры от их копыт Так ярко дорогу нам озарят, как факел не озарит.На быстроногой верблюдице я - словно на гребне валов, Меня устремляющих по морям, которым нет берегов.Проносится весть обо мне быстрей, чем среди сплетниц - слух, И, в тысячи жадных ушей превратясь, страна затаила дух.Кто ищет величья и славы такой, какую хочу обрести, Уже не заботится, жизнь или смерть его ожидают в пути.О нет, кроме гибели ваших душ не знаем мы цели иной, А средство, чтоб цели этой достичь, - только клинок стальной.Приходит меч, - и время душе расстаться с жильем земным, Уходит меч, - и даже скупой не будет больше скупым.Скудна будет жизнь, если гордость свою не утолю сполна, Но скудной не станет она оттого, что пища моя скудна.свернутьИнтересно, что в статье Википедии, рассказывающей о нем есть упоминание и данной книги. Поэт Абу-т-Тайиб и впрямь хороший (и реальный и авторский), но вот как к человеку к нему у меня двойственное впечатление. Он и смелый и ради друзей готов поступиться многим, но вот в упрямстве может посоперничать со своим божественным самонавязанным покровителем, на чем и строится весь сюжет по сути. Вот не желает наш герой даров и всё тут, хочет сам себе завоевать, то что захочет, поэтому и мечется по миру и ввязывается в противостояние с божественными сущностями (видимо как правоверный не признавая их божественность). И в итоге, не как властитель или воин, но как тот кто он есть, добивается своего. Слушала книгу в замечательно профессиональном и эмоциональном исполнении Вадима Максимова, хотя в начале голос его мне показался не очень, но это быстро прошло, очень даже у него и голос хорош и мастерство высокого уровня. Указанная также в исполнителях Инна Ваксенбург произнесла только несколько фраз за пару женских персонажей, настолько мало, что и сказать о ней ничего не смогу, кроме того, что голос не противный. А еще в данной аудиокниге очень много сопровождающего звукового материала, в основном музыки (даже временами казалось что перебор), но и другие звуки были, помогающие в создании атмосферы востока и передачи эмоционального накала событий романа.
IRIN59
19 июня 2020
оценил(а) на
5.0
В этом произведение, как в ярком восточном ковре, сплелось многое: арабская мифология и поэзия, вымышленные герои и реально существовавший поэт, сказки и реалии жизни. Но основной идеей книги для меня стало стремление главного героя прожить свою собственную жизнь, оставить в памяти потомков не легенды о битвах, а стихи, которые бы знали и в шахских дворцах, и в лачугах бедняков. Мы в жизни ценим не то, что нам преподносится "на блюдечке с голубой каемочкой", а то что дается через боль и страдание. Вот главному герою слепая судьба дарует титул шаха Кабира и раболепное поклонение подданных, но он горд:Свободный человек, я не люблю, когда мне швыряют подачки - будь то кусок лепёшки или диадема царя царей. И если в своих мечтах я надевал на голову венец владыки - в этих мечтах я всегда брал его сам. Понимаешь - сам! Своими руками и мечом! И никак иначе.А еще меня восхитила стиль и поэтический язык произведения, в нем проза звучит как стихи. А касыды Аль-Мутанабби, вплетаемые в текст авторами, великолепны.
el_lagarto
5 февраля 2013
оценил(а) на
5.0
То было что-то выше нас, То было выше всех.О Аллах, Всемилостивый, Милосердный, не устаю благодарить тебя за то, что наградил даром творцов - заклинателей слов двух прекрасных поэтов, владык бумаги и мастеров калама, чьи яркие сказки не уступают звездам Тысячи и одной ночи. Ты вложил в их уста волшебный язык, достойный звучать в покоях любого эмира; острый, как дамасские клинки, живой и веселый, подобно звонкому роднику истины! Говорят, они написали сказку об одном мудреце Востока (да хранит Аллах его душу!), но, как и любая сказка, она отнюдь не так проста. Она еще и о великом искушении, о том, как тяжело отказаться, когда тебе все приносят на блюдечке, и как легко поэту стать шахом, но нелегко стать поэтом; и о том, как просто быть владыкой сокровищ, но трудно - владыкой душ и сердец, и как можно жить долго, но почти невозможно стать бессмертным. И, конечно, о поэтах меча и калама, что разит сильнее булата. А тот, кто ищет в сказаниях крупицы мудрости, не раз еще вернется к тому, чтобы усладить свои уши или взгляд свой сим трудом, ибо о многом я поведала, но о большем умолчала, и о чем молчу, лишь Аллах ведает.
Argon_dog
2 марта 2018
оценил(а) на
4.0
С Олди всегда так: открывая новую книгу ты получаешь совсем не то, чего ждал. Похожее, но не совсем. Ожидания, вывернутые наизнанку и развернувшиеся к читателю незнакомой стороной. И "Я возьму сам" - вовсе не продолжение (начало?!) Кабирского цикла (исключая тот очевидный факт, что это все-таки про Кабир), любители "Пути меча" или "Дайте им умереть" не найдут для себя ничего знакомого и радующего глаз (кроме разве что намека на то, с чего начались Блистающие). Они найдут нечто новое - и новое это весьма хорошо. Кроме, разве что, отсылок к другим книгам Олди. Странно, у Кинга подобный пасхалки меня исправно радовали, а вот тут - нет. Тут раздражают.
OksanaPeder
9 мая 2021
оценил(а) на
5.0
Как хорошо, что этой книгой я завершила чтение трилогии. Она как бы замыкает историю существования Кабирского эмирата. После достаточно мрачной и местами депрессивной Генри Лайон Олди - Дайте им умереть возврат к напевному стилю ложился медовым бальзамом на мой разум. Главный герой Абу-т-Тайиб аль-Мутанабби - поэт, волею судьбы ставший воином и завоевателем. Казалось бы он должен обрадоваться и наслаждаться жизнью, но ему не нравится ситуация Вы хотели подарить мне ваш Кабир, вместе со всем шахством и венцом владыки?! Подавитесь вашими подарками! Я возьму сам!История чем-то напоминает слоенное тесто, когда слои вроде и есть, но они перемешиваются друг с другом, создавая совсем иной вкус. Тут и реальная (официальная) история, и правда главного героя, и некий "наркотический" сон... Но, скажу честно, сам сюжет меня оставил почти равнодушной. История воспринимается как некая вариация на тему "Тысячи и одной ночи". А вот сочетание тягучей прозы и цветистого стихотворного слога - чудесно. Вообще, вся трилогия удивительная. Все три книги разные, хотя имеют общий стержень. Каждая имеет свою особую атмосферу, с той или иной долей увлекательности. Так что я ее обязательно перечитаю.
С этой книгой читают Все
Обложка: Вложить душу
4.1
Вложить душу

Генри Олди

Обложка: Дайте им умереть
4.2
Дайте им умереть

Генри Олди

Обложка: Сеть для Миродержцев
Обложка: Тирмен
4.0
Тирмен

Андрей Валентинов, Генри Олди

Обложка: Механизм Времени
4.1
Механизм Времени

Андрей Валентинов, Генри Олди

Обложка: Опустите мне веки, или День всех отверженных
Обложка: Рука и зеркало
4.0
Рука и зеркало

Генри Олди

Обложка: Восставшие из рая
4.4
Восставшие из рая

Генри Олди

Обложка: Кукольных дел мастер
Обложка: Витражи патриархов
Обложка: Войти в образ
4.4
Войти в образ

Генри Олди

Обложка: Королева Ойкумены
4.4
Королева Ойкумены

Генри Олди

Обложка: Ваш выход, или Шутов хоронят за оградой
Обложка: Армагеддон был вчера
4.0
Армагеддон был вчера

Андрей Валентинов, Генри Олди

Обложка: Серый коршун
4.3
Серый коршун

Андрей Валентинов