Распутин. Жизнь и смерть Обложка: Распутин. Жизнь и смерть

Распутин. Жизнь и смерть

Скачайте приложение:
Описание
4.4
1313 стр.
16+
Автор
Эдвард Радзинский
Серия
Эдвард Радзинский. Лучшее
Издательство
АСТ
О книге
Я всегда опасался писать о нем. И не только потому, что в теме есть привкус вульгарности: Распутин – один из самых популярных мифов массовой культуры XX века. Опасался, потому что не понимал его, хотя прочел о нем множество книг. Многие написаны были весьма добросовестно, но под пером исследователей исчезало главное – его тайна. Он зыбок, он странно меняется. Очень точно сказала о нем великая княгиня Ольга, сестра последнего царя: «Он менялся, как хамелеон». О том же пишут и другие: «Когда вспомнишь эту его диковинную особенность мгновенно изменяться… сейчас сидел простой, неграмотный мужичок, грубоватый, почесывающийся, и язык у него еле шевелится, и слова ползут неповоротливо… и вдруг превращается он во вдохновенного пророка… и… новый скачок перевертыша, и с диким звериным сладострастием скрипят белые зубы, из-за тяжелой завесы морщин бесстыдно кивает какой-то хищный, безудержный, как молодой зверь… и вот уже… на месте распоясанного охальника сидит серый сибирский странник, тридцать лет ищущий Бога по земле», – вспоминала Жуковская. Но главная его тайна, которую я никак не мог понять, – это ослепление Царской Семьи.
ЖанрыИнформация
ISBN
978-5-17-074178-6, 978-5-271-35638-4
Отзывы Livelib
AbooksB
22 марта 2019
оценил(а) на
5.0
В этом году победителем в номинации «Электронное издание» национального конкурса «Книга года» стал курс «История русской культуры» онлайн-университета Arzamas. Над его созданием работали 49 ведущих ученых России и мира. Если когда-нибудь появится номинация «аудиокнига года», тогда история по-настоящему оживет. Автор пьес, исторических исследований, серии монархических портретов, автор и исполнитель теле-монологов циклов «Загадки истории», «Гибель галантного века» Эдвард Радзинский часто читает свои произведения вслух. Я побывала на трех его выступлениях и каждый раз действие, разворачивающееся на сцене, захватывало, будоражило воображение. Помню, спектакль «Диалоги с Сократом», произвел сильное впечатление. Рассказывая о своих героях, Эдвард Радзинский импровизирует, как артист на сцене. Думаю, именно поэтому возникает атмосфера живого диалога, диалога с самой историей, если хотите, и именно она делает каждое его выступление особенно ярким. В серию исторических портретов входят портреты Наполеона, Грозного, Лжедмитрия, Распутина, Сталина, Николая второго. Не все эти книги читает сам автор, например, «Загадки Сталина» можно найти в исполнении Юрия Лазарева. Именно эту книгу прослушала недавно с большим удовольствием. Каждый раз, берясь за очередной «исторический портрет», ловила себя на мысли, что история, которая сильно отталкивала в школьные и даже университетские годы, оказывается может быть настолько увлекательной.Подробнее смотрите выпуск -
Maktavi
8 февраля 2015
оценил(а) на
4.0
Давным-давно (лет 20 назад) мама поразила мое детское воображение рассказом о мужике, которого никак не могли убить. И ядом травили, и стреляли, а он все жил. И пока не утопили – за жизнь боролся. Звали его – Распутин.Конечно, скорее всего, имя Распутин слышал каждый русскоговорящий, достигший 13-летнего возраста. Ну, может быть, 15-летнего. А вот кто может с уверенностью сказать, что знает кем был, о чем думал Распутин? За что его так зверски убивали? Еще неделю назад я бы точно не смогла. Именно поэтому я и ухватилась за эту книгу. Ну а как иначе? Автор – известнейший историк (правда, лично я про Раздинского знала, что он – «мужик из телевизора», но биография его меня впечатлила), ну ведь не будет же он откровенно лгать. Толщина книги – 500 страниц, тоже внушает уважение. С определенными надеждами я перевернула первую страницу. Теперь же, закрыв последнюю, могу сказать: 1. надежды оправдались, но не все 2. я чуть больше знаю и о Распутине, и об «Атлантиде» - Российской империи начала 20 века, и о подковерных играх Романовской семьи 3. вопросов стало только больше.Да, Радзинский в полной мере оправдал ожидания по части содержания книги. Буквально чудом удалось ему разыскать материалы следствия, проводившегося практически сразу после февральской революции. В руках популярного историка оказались показания очевидцев жизни Распутина, личная переписка царей и их окружения. Так что неудивительно, что Эдвард Станиславович, скрупулезно проанализировавший попавшие к нему документы, составил свою, весьма правдоподобную, версию жизни и обстоятельств смерти Распутина. И не просто проанализировал. По каждому событию он приводит в книге версии разных людей, сопоставляет их, старается установить правду, смоделировать то, что было на самом деле. И, конечно же, по несколько раз на страницу он цитатами из протоколов допросов и писем подтверждает свои слова и выводы. Такая дотошность не может не радовать – книга смело могла бы претендовать на звание «исторического труда» и «документального исследования», если бы не один ньюанс. В книге сами документы не приведены. Радзинский из показаний выбирает буквально несколько строчек и приводит именно их. И только. Понятно, конечно же, что толщина книги сама по себе не позволяет опубликовать и источники, но все-таки такие «выдержки» из показаний оставляют небольшой осадок.Недаром Радзинский стал популярен – дабы удержать внимание читателя, он по всей книги разбросал «крючочки» для читателей. «Запомним это», - говорит автор, рассказывая о поездке Распутина в поезде. «Стоит это запомнить», - заостряет внимание он в другом месте. И под конец, конечно же, Эдвард Станиславович еще раз обо всех этих местах напоминает, дабы подкрепить свою версию. Тут необходимо сказать о небольшом недостатке – некоторой нелогичности автора. Нелогичность – только некоторая, она вполне может быть оправдана задумкой автора. Но все же – немного сбивали с толку и ритма чтения. Я имею в виду манеру изложения материала. Вот мы читаем про Распутина в начале 1915-го года. Потом про август-сентябрь этого же года. Уже перешли, вроде как к 1916-му. Но тут новая глава возвращает нас снова в 1915 год. Это, безусловно, объясняется желанием автора показать последнего царского фаворита со всех сторон. Сначала он про один аспект рассказывает, но ведь главный герой – личность неординарная, многоплановая. Так что и про другие моменты поведать надо. И возвращается автор на некоторое время назад. И снова на страницах 1915 год. Да и не только он. Такие возвраты пройдут незаметно для тех, кто легко запоминает даты и имена. А вот другим может прийтись тяжело. Подобные возвраты «рвут» полотно повествования. И останавливаешься, недоумевая: «Я же про 1915 год уже прочитал! Автор, ты же уже про 1916 год рассказываешь! Как я снова в 1915-м оказался?»Если уделить книге в этот день больше 2-х часов, то и «крючочки» срабатывают на отлично, и «возвраты» не так напрягают. Но вот быстро, нахрапом и в качестве «легкого чтива на 1-2 часа в день» книгу эту читать невозможно. Да, материал интересен, язык - нормален, но стиль изложения требует времени и внимания читателя. Пыталась я читать ее по дороге на работу или в обеденный перерыв – дохлый номер. Бралась читать вечером перед сном «на пару часиков» – та же история. Неинтересно, скучно. Все, думаю, нудятина попалась. Ан нет – стоило взяться за книгу днем в субботу (лежа на диване, обложившись подушками и запасшись горячим чаем) и начать читать не торопясь, как история засверкала, заманила и увлекла. Интриги, заговоры, перевороты, манипулирования, и все это, подкрепленное свидетельствами не одного, а многих людей – тем, кто любит подглядывать в замочную скважину, это конечно же понравится.Помимо обстоятельств жизни и особенностей взглядов Распутина, большое внимание уделено мотивам, подоплеке решений и поступков царской четы. А также действиям их окружения. Конечно, жизнь последнего царского фаворита долгое время была плотно переплетена с их жизнью. Распутин действительно оказывал громадное влияние. И без подробностей взаимоотношений внутри большой семьи Романовых невозможно понять того, что произошло. Но в результате при чтении о жизни Распутина волей-неволей возникает вопрос: «А так ли виновен этот мужик? Только ли он послужил причиной падения монархии?» С удовольствием я бы порассуждала здесь об этом, но как бы это не оказалось спойлером. Факт в том, что в результате просыпается интерес и к истории жизни последнего царя. Жизни и смерти. Вопросов от прочтения книги становится только больше. Собственно, вопросы возникли не только у меня. Сам Радзинский в самом конце пишет, что история Распутина уже написана, а он никак остановиться не может. Не может понять, о чем же эта книга. Я этим вопросом тоже задавалась. Могу сказать одно – она не о сибирском мужике, захватившем власть через марионетку Аликс. Не только о Распутине. И не исключено, что я ее перечитаю. В спокойной обстановке и уделив все выходные только этой книге.
boris_alihanov
8 февраля 2015
оценил(а) на
5.0
Внимание! В этой рецензии присутствуют спойлеры к рецензируемой книге, а также материалы, способные задеть чувства верующих, монархистов, представителей религиозных, национальных и сексуальных меньшинств, беременных женщин с детьми, сильных мира сего, убогих, сирых и котиков. Автор рецензии подчеркивает, что изложенные в рецензии мысли являются исключительно его точкой зрения и интеллектуальной собственностью.Говоря о правлении Николая II, логично произвести ревизию своих знаний об указанном периоде. Оказалось, о монетах того времени я знаю больше, чем о самом времени. Клочки знаний из общеобразовательной программы, смутные образы из «Коронации» Акунина, опереточные кадры из кинохроник начала века, где монаршьи особы двигаются в ускоренном темпе, как в комедиях Чаплина, в расчет можно не брать. Что еще? Последний российский император, новоиспеченный святой (кстати, многие верующие видят в Николае II больше мученика, чем святого), человек с добрым взглядом, мягким сердцем (царь-тряпка, как говорили о нем некоторые), искренним любопытством к простым человеческим радостям (например, в 1891 году, проявив интерес к японским традиционным ремёслам, сделал себе татуировку в виде дракона). Прямо не царь-батюшка, а какой-то Д.А. Медведев, разве что Leica и iPhone не хватает. Глупо проиграл войну с Японией, еле-еле подавил первую революцию, уступив при этом часть своей самодержавности народу, зачем-то влез в Первую мировую, будучи к ней не готовым, что закончилось известно чем. Была у него жена Александра, которая, кроме него, никому не нравилась (ибо немка!), сын, больной порфироносной гемофилией (возможна неточность в названии!) и дочь Анастасия, которая мультик. А, да. Возле него все время ошивался один мужик, которого мы все знаем, как «Ra-Ra-Rasputin че-то там он love-machine», который был свят, бородат и неимоверно доставлял феерическим сочетанием молитвы и воздержания с оргиями, цыганЯми, пьянкой и прочими половыми излишествами. Этих скудных знаний для полноценного функционирования в обществе мне хватало, пока совершенно случайно мне не подвернулась книга Э. Радзинского о Распутине, которую я прочитал и придется хочу о ней рассказать. Биографий Распутина существует невероятное множество. В разное время над ней трудились и Пикуль, и Платонов, и даже, в какой-то мере, Солженицын. Это из тех, кого я знаю. А сколько хороших авторов мне неизвестны! Взявшийся было за подобное дело, Радзинский быстро поник и сморщился. А как иначе? Все гениальное уже написали до него, основываясь на одних и тех же материалах. Дело в том, что сразу после февральской революции начались бесконечные допросы заключенных, большей частью «обследуя деятельность темных сил», как иносказательно называли в те времена Распутина, царствующую императрицу и их приближенных. Всем было очень интересно докопаться до истины, результаты работы Комиссии даже пообещали дать почитать народу. Учитывая, что протоколы допросов вел сам Александр Блок, чтиво обещало быть качественным. Однако, все планы порушили большевики со своей Октябрьской революцией. О расследовании, как водится, забыли, протоколы куда-то засунули. К десятой годовщине Октября была опубликована часть материалов, но лишь избранное, и с одной целью – «показать маразм царской власти», умело руководимой Распутиным. В брежневскую оттепель опубликовали еще кусочек, но тоже далеко не все. Вот эти-то сведения вкупе с сочинениями самого Распутина (сам-то он ничего не писал, ибо был почти безграмотен, но его поучения были заботливо записаны последователями) и стали основой для многочисленных биографических произведений. Радзинскому добавить было явно нечего. Попытавшись найти папку с полным текстом протоколов допросов (далее – «То Дело»), Радзинский посетил почти все архивы России, но папки нигде не нашел… Пока однажды не пошел в театр. По окончанию оперы я пошел поздравлять Ростроповича. И… он мне сказал: «Я приготовил тебе такой подарок! Ты сойдешь с ума! Ты просто умрешь!» …он сказал: «Я купил тебе на аукционе Сотбис документы… целое огромное дело. И знаешь - о ком? О Распутине! Это допросы в Чрезвычайной комиссии Временного правительства. Причем – множества людей, которые его знали».Чудесное обретение «Того Дела» стало завершающей деталью пазла под названием «Распутин». Теперь можно было писать и не бояться стать плагиатором, ибо такой информации больше ни у кого не было. Кстати, история обретения Того дела напомнила вторую из двух прочитанных мной книг Радзинского – «Апокалипсис от Кобы. Иосиф Сталин. Начало». Книга о Распутине и книга о Сталине начинаются примерно одним и тем же – историей о совершенно случайно найденном материале для книги. Но обвинять Эдварда Станиславовича в самоповторении мы не будем, вдруг, правда, на то была воля случая. Быть может, автор подразумевает, что служит рукой Провидения, что книги появились, когда «им пришло время»… Не знаю и не буду даже думать в этом направлении. В «Том деле» было абсолютно всё. С него Радзинский и начинает вести эту долгую историю. Итак, простой русский мужик Григорий Распутин живет в Богом забытой слободе Покровской Тюменского уезда Тобольской губернии. Дела его мало отличаются от дел его односельчан – кое-как ведет хозяйство, пьет, ворует лошадей, дерется и буйствует. В общем, ничего особенного. И однажды решает получить от жизни нечто большее, помимо пищи мирской попробовать пищу духовную. Григорий пускается в путь по лесам и полям Сибири, ищет Бога и, как ни странно, находит. Односельчане отмечают его изменившийся характер, умение творить чудеса разной величины и исцелять болезни. Радзинский дает краткий, но очень полезный экскурс в верования народа, которые и впитал в себя Распутин. В то время официальная церковь и верования простого народа часто сильно расходились. Народная религия представляла собой причудливую смесь язычества и православия, одинаковым уважением пользовались и священники в церквях, и знахари в лесах. К тому же, по заволжским просторам осталось немало различных искаженных культом сект, противоречивших официальному христианству. Здесь и староверы, и скопцы, и хлысты, и много кто еще. Особое внимание уделяется секте «хлыстов» - смеси язычества и православия, где каждый мужик способен стать «христом», а каждая женщина – «богородицей», нужно только изгнать плотский грех. Изгоняли они его довольно необычно – путем самобичевания (отсюда и неофициальное название секты), безумной «хлыстовской» пляски и «свального греха», где члены секты «выбивали клин клином» и изгоняли плотский грех плотским же грехом, стремясь при этом зачать как можно больше «христов» и «богородиц». Официальная церковь очень рьяно и, естественно, безрезультатно с этим боролась. Вот такую горючую смесь и впитал в себя Распутин, которого до конца жизни клеймили «хлыстом» хотя бы по одному признаку – он тоже предпочитал «гнать грех грехом». Отучившись в Шаолине в монастырях, скитах и прочих уединенных местах, Распутин едет покорять столицу – Петербург. Скрупулезно и подробно Радзинский описывает первые дни Распутина в столице. Внимательно он показывает читателю и атмосферу в высших кругах общества, настроения дворянства и самой императорской четы. Так уж сложилось, что ко встрече с Распутиным Николай II и Александра Федоровна были готовы давно. Их Величества придерживались мнения, что в простом народе скрыты и правда, и чудо, и сила, что только у простого народа можно научиться настоящей христианской жизни. Желание одарить Империю наследником престола это мнение превращает в подсознательный поиск «Божьего человека», который способен вымолить у Бога будущего Императора. Конечно же, спрос породил предложение. Сначала у престола появился юродивый Миша Козельский (он же Гугнивый, он же Солнцевский), потом, на короткий период, - «Матрена-босоножка», одетая в рубище и, подобно пифии, выкрикивающая малопонятные пророчества, затем - первый «Наш Друг» императорской четы, парижский оккультист по имени Филипп. Радзинский называет его появление «генеральной репетицией явления Распутина». Достойный ученик Казановы и Калиостро дал Николаю и Аликс то, что они хотели, и в лучшем виде – европейские манеры, навыки гипноза и клятвенное обещание - «вы верьте, и будет вам ваш наследник». Филипп очень скоро стал близок обоим. Лишь неимоверными усилиями большой семьи Романовых он был отправлен восвояси, в Париж. Вскоре, наконец-то, рождается наследник, больной наследственной болезнью семьи Аликс – гемофилией. Хрупкие сосуды наследника не выдерживали напора крови. Впрочем, подобной болезнью была поражена сама империя. Ее сосуды износились, стали слишком хрупкими…1905 год подвел основательную черту под первой половиной правления Николая II. Кровавый расстрел манифестации в Петербурге, убийство Великого Князя Сергея Александровича в Москве, русско-японская война и вынужденная необходимость принять Конституцию. И тяжелая болезнь их «Маленького», их «Солнечного луча». Сцена была готова для появления чудотворцаТут на большую сцену и выходит Старец Григорий Распутин. Из дневника Николая: «1 ноября…Познакомились с человеком Божьим Григорием из Тобольской губернии».Нет смысла подробно описывать дальнейший путь «во власть» Григория. Об этом вы подробно можете прочесть у Радзинского. Достаточно будет сказать лишь то, что Распутин своим мощным колдунством мог раз за разом возвращать к жизни царевича Алексея, а его простые и, в то же время, наполненные народной христианской мудростью, речи (то, о чем так мечтали «цари»), делают из него ценнейшего советника для Николая и Аликс. Человек Божий Григорий с мастерством сильного психолога всегда умел понять, что подсознательно хочет Аликс и мог преподнести это как свои собственные мысли, которые потом в рекомендательном виде приходили и к Николаю. Этого вполне достаточно для того, чтобы в довольно короткое время стать одним из главных лиц в многомиллионной Империи. Понимая «царей» (как называл самих Аликс и Николая Распутин), играя на их чаяниях и стремлениях, став просто незаменимым «спасителем» наследника, Распутин начинает действовать руками императрицы и ее порфироносного мужа, проводить свою политику, воплощать в жизни именно то, что угодно ему. И уже посте четверти прочтенной книги можно сказать – «цари» заигрались с Распутиным. Подобно блестящему управленцу и политику, Григорий подбирает себе товарищей, обрастает вереницей поклонниц, направо и налево раздает самые завидные должности в Империи (обер-прокурор Святейшего Синода, эрзарх Грузии), становится всесильным… Конечно, не сам. Распутин рекомендует того или иного человека Аликс, а она передает все Николаю. Это получается как минимум из-за того, что государь практически теряет связь с реальностью, очень многие дворяне, и сами Романовы, от него отворачиваются, находя порочным и в высшей степени глупым увлечение Их Величеств Распутиным. И небезосновательно – Святой Старец, или «Святой черт», как называют его недоброжелатели, ведет образ жизни явно не христианский. Вначале простое купание с разными дамами в бане, потом уже и пьяные оргии (и не только с женщинами, кстати), проститутки, безумные хлыстовские пляски, рестораны и цыгане за деньги, полученные у многочисленных просителей Распутина. Всё зафиксировано документально, запротоколировано, даже иногда с фотографиями. Но когда благороднейшие люди приходят к Николаю, чтобы открыть глаза на «Их Друга», Император просто отсылает их к жене, безоговорочно доверяющей Старцу Григорию или показывает им главную причину присутствия Григория – здорового сына. Сам Григорий на все вопросы отвечает «так, мол, и так, поношения во имя Господа претерпеваю, а сам чист и светел» и все такое. И так полкниги. Читаешь это, и невольно возникает очень гадливое ощущение несправедливости, которое бывает, когда, например, разговариваешь с непроходимо глупыми людьми. Это чувство усиливается, когда понимаешь, что нежелание Николая и Аликс слышать и видеть кого-то, кроме Григория, утягивает некогда могучую Империю к гибели. Кстати, сам Радзинский оценочных суждений происходящему на его страницах практически не дает, и в этом немалая его заслуга. Автор предлагает нам самим разобраться в том, каким мы сами видим «святого черта». Таким Или таким При этом Радзинский старается понять поведение Распутина, увязать обычаи "хлыстов" с показаниями очевидцев, и в этом сочетании находит некую философию «истребления грехом греха». Однако, с некоторого времени, Распутин срывается и до конца жизни лишь кутит и плетет интриги. Тут настоящие львы и львицы, притворяющиеся агнцами (ну, ягненками), лживые слезы раскаяния, пролитые лишь для усыпления бдительности врага, чтобы было удобнее вонзить ему нож в спину, и откровенное «шагание по головам» теми, кто вроде как вообще должен отринуть все земное… А над всей этой вакханалией - всё тот же Григорий. В этой книге очень сложно лавировать между потоком ложных и реальных обвинений, клеветы против Распутина и явных его бесчинств. Так, например, «дипломатическая Цусима», признание Советом министров аннексии Боснии и Герцоговины, – вопрос спорный. С одной стороны, Россия отвернулась от братьев-славян, с другой – Первая мировая могла начаться раньше, сложись все иначе. К его чести будет сказано, Распутин никогда не хотел войны. В своем письме Николаю Аликс пишет: Наш Друг был всегда против войны и говорил, что Балканы не стоят того, чтобы весь мир из-за них воевал… Тогда Распутин на несколько лет продлил этим жизнь Империи. Но как это было воспринято многими? Они посчитали, будто «цари» - его послушные марионетки. И в каком-то смысле так и было. Негодование, гнев, ненависть – вот что почти всегда вызывал Распутин. Известна история первого покушения на него, когда простая женщина подошла к нему и воткнула ему в живот нож… История убийства же и вовсе сложна и запутана. По меньшей мере, три версии убийства описаны в книге. Есть и совершенно новые версии. Призрак Распутина и поныне не оставляет людей… Вот, в общем-то, и всё. Завершая свою бесконечную рецензию, хочу сказать, что эта книга будет полезна тем, кто хочет разобраться, что происходило на закате Российской Империи. Радзинский очень постарался изобразить все таким, каким он это увидел в «Том деле». Но получилась все равно история падения страны. Недаром Ленин называл Распутина первым российским революционером...
Zoate
20 февраля 2015
оценил(а) на
4.0
Вы знаете, я только что прочитала томик по истории России с привкусом СПИД-инфо О_о Авторы жёлтых газетенок бы обзавидовались: они-то перебиваются небольшими статейками про найденных мёртвыми тайных любовников Аллы Пугачёвой и сельскую старушку, с помощью инопланетян предсказавшую конец света на будущее 8ое марта, а тут целую книгу в таком стиле выпустили, премии дядьке вручают и иногда называют серьёзным историческим писателем! Нет, в плане образования и знаний историк Радзинский, возможно, вполне неплохой, но вот манера изложения... Цитата с лурка наилучшим образом её описывает: Для того чтобы хавать содержание его книг мог любой пипл, Радзинский выбрал жанр, который называется параистория. Проще говоря, это публицистика с добавлением чернухи, порнухи, бытовухи и прочего грязного белья, которое так подстёгивает интерес среднестатистического читателя. А для того чтобы грязное бельё привлекало такого читателя ещё больше, он наметил в качестве персонажей своих произведений значимых исторических личностей.Подтверждаю, всё так. И про грязное бельё здесь, кстати, не только в переносном смысле. Ладно ещё многочисленные, но не доказанные предположения, кто с кем спал, но я совсем не хотела знать, что делали знатные дамы с потным ношеным исподним мужика Распутина >< "Желтизна" видится мне не только в чернухе-порнухе-бытовухе, но и в самой "атмосфере" текста: плохо структурированный поток фактов и мыслей, перемежающихся горестными возгласами и нагнетанием страстей. Напускной трагизм и экзальтация - на каждой странице (это ещё, слава богам, я голос Радзинского слышала всего пару раз и давно, если бы в голове такой вот текст читался ещё и таким голосом, да с фирменным выражением - я бы вообще взвыла). Больше, ещё больше высасывания из пальца каких-то совершенно левых мистических деталей! Больше утверждений вроде того, что герои вот прям с рождения поголовно предчувствовали свою судьбу и поэтому на всех фотографиях стоят с такими грустными глазами! И... ах, посмотрите же, человек застрял в лифте с самого утра - это поистине жуткое предзнаменование его смерти ровно через два года! О, а у дамы случился нервный припадок, и в то же самое время за тридевять земель Распутина пырнули ножом в живот - наверняка она глубоко чувствовала его, была неразрывно с ним связана! Комната была в стиле Луи XVI - короля, которому отрубят голову - как символично! И за уши притянутые параллели между императрицей Александрой Фёдоровной и плохо кончившей Марией Антуанеттой... В общем, тонны "загадочных совпадений" на квадратный сантиметр текста. И нет, я сейчас не преувеличиваю. К концу книги уже лицо болит от фейспалмов. С одной стороны, читая такой текст, тяжело серьёзно относиться к содержанию, ну бульварный романчик же с императорской семьей и прочим высшим обществом в главных ролях. С другой стороны, это определённо живее сухой хроники, какую пишут в учебниках, и в качестве популяризации исторических знаний вполне сойдёт. Нормальное такое знакомство с людьми и эпохой. Кому интересно - найдёт и более серьёзную литературу по теме, а кто мимокрокодил, тот, возможно, просто станет чуть грамотней в некоторых вопросах. Вот я, например, всегда немного по-другому себе представляла того же Распутина, было в нём что-то эдакое - будто колдун с тайным знанием, посланец злого рока и т.д. Да, я росла в 90ых, тогда такой подход был моден - наверняка краем глаза что-то в телеке увидела и запомнила. После прочтения целой книги о Распутине мнение поменялось: личность он, конечно, неординарная, но отнюдь не мистически загадочная - целиком и полностью дитя своей страны и дитя своего времени. Распутин впитал в себя жития древних святых и учение модной секты хлыстов. У него были свои отношения с Богом, строящиеся не по церковным канонам, и в итоге он создал своё собственное учение. Секта? В какой-то мере - да. Что-то вроде "народного православия", наивное, начавшееся со святости, закончившееся грехом. Григорий по-крестьянски простодушно попытался соединить свои тайные страсти с учением Христа, и получилась эдакая "святая эротика": Грех на то и дан, чтоб раскаяться, а покаяние - душе радость ... А без греха жизни нет, потому покаяния нет, а покаяния нет - радости нет... Хошь, я тебе грех покажу?Жить внутренне праведно в оболочке беспрестанного греха. Вот в какие бездны решил нырять этот полуграмотный мистик. И ведь некоторое время Распутин умудрялся сочетать несочетаемое. Со стороны это всё выглядело очень загадочно, чем и привлекало всё новых поклонников к мужику. А особенно - поклонниц, в большинстве своём разведённых, брошенных, разлюбленных. Много ли такой бабе надо, чтобы развить фанатичную веру в его святость и всячески поспособствовать затем его популяризации?А царей заинтересовать было вообще легко. Ещё до Распутина царская чета увлекалась мистикой, миром чудес, святых мощей, чудотворцев. И ещё раньше во дворце принимали "божьих людей", но задержаться действительно надолго смог только "старец Григорий" с его хитростью и рассчетливостью, звериной чуткостью, прекрасно развитой интуицией, харизматичностью, умением прекрасно разбираться в людях и очаровывать их при личном общении. Он сразу распознал слабохарактерно-заносчивую натуру государя и властный характер императрицы и стал её "мудрым попугаем". Распутин чётко усвоил свою главную задачу: понять, чего в глубине души хочет Александра, и объявлять её мнение как своё предсказание, предчувствие и Божью весть. Важно, что при царях Распутин играл удобную роль "блаженного". И до самой смерти они верили в то, что встретили святого, юродивого, будто воскресшего из времен Московского царства первых Романовых. "Во имя Христа юродивые отвергали жизнь обычных людей и соглашались изображать безумие, чтобы добровольно, как и Христос, претерпеть страдание и поношения от людей и так приобщиться к Его страданиям." Кроме того, нарушая нормы приличия, они обнажали пороки людей и общества. Именно в этом свете царь с царицей рассматривали скандальное поведение Распутина - как пересуды недалёких, погрязших в суете мирян о чудачествах юродивого. Так что любые выступления против Распутина только усиливали его влияние на августейших особ в силу особого склада их характера.И мужик постепенно осознал свою силу, стал ею активно пользоваться и где-то в это время и оскотинился, из святого окончательно превратился в чёрта. Он стал знаменитостью, люди гордились его вниманием и хотя бы временной близостью к нему, газеты публиковали бесконечные распутинские истории. А истории начали всё больше отдавать безумием. Опыт изгнания блуда обернулся уже простым блудом, превратившимся в наркотик - так и кончаются подобные эксперименты. А вседозволенность и ненависть общества заставили Распутина скатиться из праведности к разгульному образу жизни: только бесконечные попойки с цыганами и безумное веселье хоть как-то подавляли страх гибели, расправы. Но что бы мужик ни творил, никто ничего сделать Распутину не мог - за ним стояла царица, у которой любое слово против Григория вызывало бешеную ярость.Царица, собственно, оказалась второй причиной множественных эмоций "рука-лицо". Отвратительная, на мой взгляд, особа: донельзя суеверная властолюбивая манипуляторша постоянно на грани нервного припадка, севшая на голову и без того слабому и неуверенному мужу. Бедный Николай за 20 лет совместной жизни всего раз 5 осмелился возразить и сделал не так, как просила Александра Фёдоровна. Но уж самая мякотка началась с отбытием его на фронт в Первую мировую: "у меня нет выхода, я обязана помогать тебе управлять страной", что на деле означало бомбардировать царя письмами с ценными указаниями и заменить людей на всех ключевых постах абы на кого, лишь бы никто не обидел любимого старца Григория свет Ефимовича. Вишенка на торте - аргументация бесконечных "просьб" к царю. Вот это меня добивало окончательно и вызывало нездоровый нервный смех. "Любимый муж, у меня есть святая икона с колокольчиками, и поэтому я лучше тебя знаю, кто замышляет против нас дурное. Скорее уволь со службы министра N!" Двадцатый, мать его, век, просвещенное общество - и икона с колокольчиками в качестве обоснования своего мнения о человеке! Религия со всеми её бессмысленными штучками - это всё-таки иногда так удобно, тысячи предлогов, поводов и объяснений на все случаи жизни, и ни за какую глупость тебя нельзя будет назвать идиотом...Что особенно удивительно - несмотря на бурные эмоции при прочтении, книжка мне скорее понравилась. Всё-таки читается легко и интересно, забавна безмерно и так или иначе добавляет некоторых знаний в копилку общего образования - я весьма далека от исторических наук. Видимо, в очередной раз всё дело в настрое и восприятии: если относиться к произведениям Радзинского подчёркнуто серьёзно, выйдет большое разочарование, а почитать в качестве развлечения - почему бы и нет, далеко не худший вариант.
Vitalvass
4 марта 2019
оценил(а) на
2.0
Чем отличается профессиональный историк от эрудированного дилетанта? Профессиональный историк не только много знает, но и умеет критически осмыслять полученное знание. Он отдает себе отчет в том, что то, что мы знаем, мы не можем проверить на сто процентов, мы не можем отправиться на машине времени в прошлое, чтобы стать очевидцем тех или иных событий. Историк должен быть всегда готов к неожиданностям, к тому, что какие-либо новые данные могут разрушить привычную картину мира. Эрудированный дилетант вроде Радзинского или Дм.Быкова или Акунина или, страшно даже подумать, Евгения Понасенкова (тьфу!) может в теории знать больше, чем любой профессиональный историк. Что тут сложного? История вещь увлекательная, а источников великое множество. И какой-нибудь Невзоров может умыть обычного профессора с исторического факультета тем, что скажет: "А вы мне вот скажите, какими духами пользовался Людовик XVI, чтобы его попка благоухала? Вот вы не знаете. Ну, и какой вы историк?". Но при этом дилетант с возрастом начинает приобретать определенное мировоззрение, определенный взгляд на жизнь, на общество, на государство, в котором он живет. У него оформляются, в конце концов, определенные политические убеждения. И эти же убеждения потом влияют на этого образованного дилетанта таким образом, что все его накопленные знания, вся его эрудиция начинают служить ему исключительно для того, чтобы в нужный момент защитить его точку зрения и его политические убеждения. Вот, к примеру, Невзорова и Дм.Быкова трясет до усрачки от российской великодержавности, вот прямо аллергия на это все, и у них есть стремление во что бы то ни стало заставить "русского ватника" комплексовать. Поэтому в ход идут все накопленные ими знания о том, как Россия на протяжении своей истории позорилась и обсиралась. У Радзинского тоже есть убеждения. Он люто ностальгирует по так называемой России, которую мы потеряли. России с гимназистами в фуражках, с барышнями с вуалью, с лихими гусарами, с попами, с юнкерами и кадетами, с извозчиками и ваш-благородиями. Ему кажется, что вот по сравнению с "совком" российской интеллигенции при царе было бы жить легче. Распространенное заблуждение... Я Радзинского слушал по ТВ, где он в сжатом виде, увлекательно, поставленным голосом пересказывал содержание своих как бы исторических исследований. Читал он хорошо, и на меня это производило впечатление. Позже, уже в более зрелом возрасте я отметил, что содержание его сочинений в целом информативнее не намного школьного учебника. Например, не столь давно я слушал его истории по эпохе переворотов в России в 18 веке, и надо сказать, что это было очень слабо. Я не узнал вообще ничего нового. Сильно начинает приедаться и манера рассказчика. У него не так много типов интонаций: 1. спокойный рассказ, без метаний голоса туда-сюда. Встречается редко. 2. на повышенных тонах. "И тут Сталин одних расстрелял! Других в ГУЛАГ! Кровь полилась потоком!!!". Встречается часто. 3. с ироничной усмешечкой. "Нуууу, мы понимаем, что этот австрийский художник был не так прост, он-то потом покажет евреям...". Встречается еще чаще. Перерастает в пункт 2. И все! Меня особенно возмутил еще в детстве устный пересказ Радзинского собственного сочинения (я не могу назвать это исследованием) о жизни и смерти Григория Распутина. Эта фигура привлекает многих своей загадочностью. Люди не могут понять, каким образом это пьяное бородатое животное могло вообще оказаться в радиусе хотя бы нескольких верст от царя-батюшки и его семьи. Но оно оказалось, и очень близко. Я лично не придаю какого-то сакрального мистического значения его личности. Надо просто понимать, что царь Николашка Кровавый был не семи пядей во лбу, а от его женушки дальновидности и рассудительности и того сложнее ждать. Россия, которую мы потеряли, была довольно противоречивой и диковатой страной. Да. были определенные позитивные процессы, но в целом царило знатное мракобесие, социальное неравенство, необразованность, всеобщая религиозность. В таких условиях легко появиться Распутину. Между тем Радзинский воспринимает Гришку ну оооочень серьезно. Складывается ощущение, что Распутин влияет на Эдика не слабее, чем в свое время при жизни на нашу недалекую царицу-матушку, которую Радзинский фамильярно называет "Аликс". Все слухи и стереотипы о Распутине Радзинский любовно обсасывает и описывает так, словно так оно и было. Иногда он оговаривается, что возможно что-то там является мифом, но посвящает этому так много времени и рассказывает с такой любовью, что ясно - Радзинский верит во все это. И что Распутин может творить чудеса, и что он охренительный манипулятор, и что вообще он чуть ли не святой. Все серьезно! Распутин мог предсказать царице (всегда жаждавшей его предсказаний) скорую гибель ненавидимого ею премьера. Как Божью кару…Речь идет о Столыпине. Гибель Столыпина — водораздел в биографии Распутина. До нее он был тайной, предметом неясных слухов и выдумок, темой для туманных газетных статей. «Серьезные люди» попросту не верили в громадное влияние во дворце какого-то мужика…Само уже многоточие словно намекает на то, что серьезные люди - это не те, кто не верили. Они глупцы. А вот мы, современники, должны проникнуться мистическим ужасом, что Распутин предсказал и, возможно, способствовал смерти Столыпина! Да вы что, серьезно?! И таких моментов в книге сотня! Всегда Радзинский самым драматичным образом подчеркивает, что ничего серьезного в России без "колдунства" Гришки не происходило. Даже война бы первая мировая не случилась, если бы он не захотел. Вчерашнее ощущение Апокалипсиса казалось теперь странным. Революционеры сидели по ссылкам или влачили жалкое существование в эмиграции. Ленин печально объявил соратникам, что его поколению не увидеть революции. Надвигавшаяся победоносная война, обещавшая новые рынки для России, должна была примирить молодую буржуазию с самодержавием. Пожалуй, только мужик, остававшийся последним знаменем оппозиции, тревожил большую Романовскую семью и людей власти. Он был, как считали, и главным препятствием для начала войны.Здесь вообще все прекрасно. Особенно сравнение революции с Апокалипсисом. Революция, конечно, встряхнула Русь, но это было обновление, а не конец света. Хотя для Радзинского с его определенными взглядами все видится несколько в ином свете. Ну, и конечно же, опять этот Распутин. Уже в тысячный раз Радзинский подчеркивает его какую-то мистическую связь с внешней политикой. Особенно это "как считали". Это мнение тогдашних политических экспертов, аналогов современных Соловьевых-Киселевых? Уже представляю, как они собирались и говорили: "Повоевать-то охота, да вот этот Распутин, не дает воевать!". Известно, что Распутин любил женщин, особенно проституток. Нормальные историки сильно сомневаются, что Гришка потрахивал государыню, но были в его сферах интересов женщины посимпатичнее. Однако Радзинский почему-то взялся его отмазать. Так, к примеру, Радзинский честно приводит рапорт В.Ф. Джунковского, главного на тот момент жандарма страны, где тот описывает, как наш герой пьянствовал и показывал свой "детородный орган". Но через несколько страниц Радзинский приводит свидетельство некоего Филиппова: не раз присутствовавшего на кутежах, который отмечал необычайную чистоплотность своего друга во время попоек: «Я никогда не припомню какой-либо внешней непристойности в его костюме, например, расстегнутых брюк… хотя в 1915 году он посещал меня ежедневно». И нигде больше в донесениях агентов мы не прочтем подобных описаний.То есть, это все тупой мент Джунковский наговаривает, а вот собутыльник Распутина обязательно говорит правду! И вообще все многочисленные свидетельства безобразий Распутина - все это херня, потому что Филиппов никогда не замечал за Распутиным "расстегнутых брюк". Расходимся, господа, Гришка у нас святой, Филиппов гарантирует! Самое тупое место в сочинении Радзинского - это описание убийства Гришки. Да, нашлись люди, крайне недалекие, решившие, что лучше Распутина грохнуть, так Россия спасется. На самом деле лучший путь был не трогать говно, чтобы оно не завоняло, но наши дворяне так не могли оставить дело. Организатором убийства был Феликс Юсупов. И далее Радзинский описывает убийство "святого" почти полностью от его лица и лица его сообщника по фамилии Пуришкевич, что уже само по себе обесценивает всю хронику этого дела. При этом Эдик не допускает даже мысли, что Феликс Юсупов мог что-то там присочинить... А вот у меня такие мысли возникали постоянно. Они сначала решили отравить Гришку, пригласили к себе в гости и приготовили ему пирожные с цианистым калием. Но тот отказался, отчего Феликс проникся мистическим страхом и решил, что Гришка включил здесь свое "колдунство". Радзинский тоже на это активно намекает. Но потом Гришка внезапно решил пирожные поесть, однако цианистый калий не подействовал - МАГИЯ! Следовало бы предположить, что он съел не те пирожные, или доза была слишком мала, но все решили, что здесь не обошлось без особых сверхъестественных способностей. Тогда заговорщики решились наконец просто нашпиговать его свинцом, что и сделали. Но что-то пошло не так. Случилось невероятное. Неистовым, резким движением… Распутин вскочил на ноги… Изо рта у него шла пена. Он был ужасен. Комната огласилась диким ревом, и я увидел, как мелькнули сведенные судорогой пальцы. Зомби-Распутина пришлось убивать, как это принято в зомби-хоррорах, выстрелом в голову. Конечно, Эдик, чтобы его не сочли психопатом, уточнил, что это все ложь, тут много нестыковок, но... незачем было тогда тратить столько времени на всю эту чушь! И все же видения и пророчества — были! Были проявления таинственной темной силы, которой обладал этот человек.Да-да, Эдик, были, только успокойся! Как огромно кладбище людей, связанных с Распутиным и погибших насильственной смертью!И дальше Радзинский приводит список тех, кто умер в одно время с Распутиным или незадолго до него из числа тех, кто хотя бы был с ним знаком. Как будто Распутин имел к этому хоть какое-то отношение! Вот где здравый смысл? И что, все, кто был знаком с Распутиным, умерли именно что насильственной смертью? Не все же, наверное. Тогда какой смысл акцентировать на этом внимание? Мужик продолжал мистически участвовать даже в судьбах их детей. Ксения Николаевна, внучка Феликса Юсупова, рассказала о том, как в 1946 году ее мать (та самая, которая ребенком кричала — «война… война… „) вышла замуж, сменила фамилию и приехала в Грецию. Там она познакомилась с женой голландского посла, очаровательной русской женщиной. Они стали неразлучными подругами. Когда наступило время расставаться, жена посла сказала дочери Юсупова: «Я хочу открыть вам горькую правду, которая, возможно, вам не понравится… Дело в том, что моего деда зовут Григорий Распутин“Да уж, это безусловно очень важный исторический факт! О мужике, ставшем предтечей сотен тысяч таких же мужиков, которые в революцию с религиозным сознанием в душе будут разрушать свои храмы; с мечтою о царстве Любви и Справедливости будут убивать, насиловать, зальют страну кровью — и в конце концов сами себя погубят…Каким надо быть упоротым, чтобы отождествлять шарлатана Гришку и людей, которые боролись за свободу и собственное достоинство! И что это за "насиловать"? Революционеры вряд ли были склонны к преступлениям на сексуальной почве больше, чем те, с кем они боролись. Книга заканчивается выдержками из церковных книг, пафосными пророчествами, от которых впечатлительным дохозяйкам должно стать страшно. Нет, Эдик, это никуда не годится! ДВОЙКА!
С этой книгой читают Все
Обложка: Николай II
4.5
Николай II

Эдвард Радзинский

Обложка: Русские цари
4.0
Русские цари

Эдвард Радзинский

Обложка: Я, Есенин Сергей…
4.5
Я, Есенин Сергей…

Сергей Есенин

Бесплатно
Обложка: Сталин. Том I
Сталин. Том I

Лев Троцкий

Бесплатно
Обложка: Угрюм-река. Книга 1
4.4
Угрюм-река. Книга 1

Вячеслав Шишков

Бесплатно
Обложка: Суриков
4.5
Суриков

Максимилиан Волошин

Бесплатно
Обложка: Какнога
Какнога

Павел Цапюк

Бесплатно
Обложка: Надежда для вас
5.0
Надежда для вас

Анна Байрашная

Бесплатно