Русская канарейка. Голос Обложка: Русская канарейка. Голос

Русская канарейка. Голос

Скачайте приложение:
Описание
4.6
966 стр.
2014 год
16+
Автор
Дина Рубина
Серия
Большая проза Дины Рубиной
Другой формат
Аудиокнига
Издательство
Эксмо
О книге
Леон Этингер – обладатель удивительного голоса и многих иных талантов, последний отпрыск одесского семейства с весьма извилистой и бурной историей. Прежний голосистый мальчик становится оперативником одной из серьезных спецслужб, обзаводится странной кличкой «Ке́нар руси́», («Русская канарейка»), и со временем – звездой оперной сцены. Но поскольку антитеррористическое подразделение разведки не хочет отпустить бывшего сотрудника, Леон вынужден сочетать карьеру контратенора с тайной и очень опасной «охотой». Эта «охота» приводит его в Таиланд, где он обнаруживает ответы на некоторые важные вопросы и встречает странную глухую бродяжку с фотокамерой в руках. «Голос» – вторая книга трилогии Дины Рубиной «Русская канарейка», семейной саги о «двух потомках одной канарейки», которые встретились вопреки всем вероятиям.
ЖанрыИнформация
ISBN
978-5-699-70684-6
Отзывы Livelib
Yulichka_2304
24 октября 2020
оценил(а) на
5.0
Талантливая и бесподобная Дина Рубина продолжает покорять читательские сердца, расширяя и пополняя армию своих преданных поклонников с каждым новым произведением. Потрясающе красивый, певучий язык автора завораживает плавным, музыкальным слогом и вызывает рельефно-сочные визуальные образы, создавая неповторимые калейдоскопы разноцветной мозаики. На этот раз перед нами масштабное творение великой писательницы в трёх томах. "Голос" – вторая книга трилогии. И если первая книга Дина Рубина - Русская канарейка. Желтухин является как бы прологом к основной истории Леона Этингера – "последнего по времени Этингера" –, то во второй книге мы проследим весь период взросления Леона, его сумбурное одесское детство с двумя названными "бабушками", сложные отношения с безалаберной и такой любимой матерью, переезд в Израиль, начало музыкальной карьеры и уже в последствии – сложный симбиоз звёздной карьеры оперного певца и не менее блестящей карьеры опытного оперативника израильских спецслужб. Являясь в душе волком-одиночкой, Леон старается избегать серьёзных привязанностей в любовных отношениях, но в Тайланде, находясь на серьёзном задании по раскрытию канала поставки оружия из Израиля в Иран, он знакомится на пляже с Айей. Встреча с ней сметает все его тщательно укреплённые внутренние преграды, и сокрушительная Любовь перечёркивает его сознательный отказ от права быть свободным. Судьбы талантливого юноши и глухой девушки-фотографа из Алматы, читающей по губам и перемещающейся из одной географической точки в другую со скоростью света, оказались так тесно и невероятно переплетены, что это стало для них сверхъестественным откровением, ниспосланным даром, не терпящим быть отвергнутым. – Но-о ведь та-ак не быва-ает… – пропела она. – Не бывает, – согласился он. Уж он-то отлично знал, что так не бывает. Его на курсах учили, и он вызубрил назубок, что так – не бывает. Разве что один шанс на миллион. И уж конечно, не в подобных обстоятельствах.Сюжетная линия зиг-загами переносит нас из Одессы в Иерусалим, из Иерусалима в Париж, из Алматы в Лондон, из Вены в Тайланд. И через всю книгу юркой пташкой пролетают канарейки Желтухины, которые связали так много судеб и жёлтыми пятнышками остались на простынях их жизненных тревог.
Tsumiki_Miniwa
30 сентября 2018
оценил(а) на
5.0
Открытий было два. Первое заключалось в том, что под изысканным словесным соусом любимого автора границы привечаемых и постылых жанров, увлекательных и скучных сюжетов стираются, и ты решительно ничего не можешь с этим поделать. Твои сомнения, страхи и неприязнь канут в небытие, промелькнув на прощание золотистым перышком канарейки. Второе же было поистине ошеломляющим, поскольку вынудило всех моих красавцев-мужчин, статных, харизматичных, импозантных, сошедших со страниц любимых книг (конечно), нервно курить в сторонке… Я просто влюбилась в Голос. В контратенора, в охотника, в Ариадну Арнольдовну фон Шнеллер, в Льва Эткина – в Леона Этингера, в каждый им созданный образ. Я поймала себя на шальной мысли, что не могла быть безразличной к нему уже тогда, на перроне, в вагоне поезда, покидающего Одессу… А после к мальчишке, который кровью и потом зарабатывал копейку для себя и непутевой Владки… А после к юноше, который пережил прекрасную, но такую страшную, едва ли не сломавшую его ночную грозу… А после к агенту израильских спецслужб, каждым поступком, каждой жертвой, каждым ночным кошмаром доказывающему важное себе и ей. Безжалостно-любимой. Как было можно не полюбить этот Голос, который, конечно, никогда не услышишь, но где-то в глубине души отчетливо представляешь, хранишь, любишь?.. Этот Голос, возвышающийся над бренным миром и горечью обид как душа, как крохотная золотистая птица, как любовь. Прости, Ретт Батлер, и посторонись. Устоять было попросту невозможно. Я понимаю, что Леон едва ли не фантастичен, но верила ему и верила в него каждую пядь текста. Пусть подобная игра перевоплощений сомнительна, пусть две стороны его естества, скорее всего, не могли бы сосуществовать в жизни… Вот только пока реальность книги окатывает с головы до пят прохладной водой горного ручья и заставляет вздрагивать, переминаться в нетерпении с ноги на ногу, переживать, болеть, требовать повторения – значит, игра не напрасна! Значит, и она имеет право на свое скромное существование. И, безусловно, можно сетовать на смену тональности, на значительно изменившийся темп повествования, на редкие словесные рулады от автора, а можно просто принять второй роман как новый захватывающий виток и проследить, как сплетутся нити в этой новой точке сюжета. А они сплетутся красиво, чуточку сказочно, но… Чем черт не шутит? Разве в вашей жизни не было судьбоносных встреч и невероятных совпадений? Разве не оборачивался маленький шажок огромным событием? Я верю в такую встречу этих двух потомков одной канарейки, верю Дине Рубиной. Верю, что жизнь щедра на чудеса, нужно лишь желание их разглядеть! И если и не баюкала на безмятежных волнах Одесса, то ей на смену пришел солнечный горький Израиль, зажатый в тисках истории, боли и потерь. И если не было апортовых садов, то был Тайланд с его податливой волной, кучерявым изумрудным утесом в океане, россыпью звезд над покачивающимся на воде прогулочным катером, а еще Санторини с его чистенькими набережными, пальмами, спрятавшими лохматые головы в небе, малиновыми закатами и безысходностью, бегством. А еще был ворох мыслей об одиночестве и том, какие изменения оно в нас привносит, о вере и предубеждениях – этих камнях преткновения мировой истории, о любви, конечно. О той любви, что может унизить, растоптать, изничтожить, а может удивить, возродить, научить заново дышать. И на какой, боже мой, на какой прекрасной ноте милая Дина Ильинична заканчивает свой роман! Прикрывает дверь, оставляя тебя с ощущением счастья, но в то же время и комом страха где-то глубоко внутри… И вот ты уже напряженно задумываешься: каков будет финал истории, и будет ли он добрым, и сможет ли он быть добрым вопреки всей громаде довлеющих обстоятельств? Не узнаешь, пока не откроешь третий том, и что-то мне подсказывает, что закончится он очень скоро.
SantelliBungeys
20 февраля 2020
оценил(а) на
4.0
Вот так, все скопом и под одной обложкой замечательного продолжения. Переплетая людей, города, страны, прошлое, настоящее и предчувствие будущего. Не каждому дано, но по таланту и семейная история. Легкая, порхающая, неуловимая. Завязанная на отдельных мелочах, без которых ни понять, ни прочувствовать, ни вжиться. Очередное знакомое повествование от автора, в которое вслушиваешься узнавая. Все те же знакомые незнакомцы, вечный каледоскоп городов и ожидание худшего для героя. Того, кто стал близким и ощутимым, трудно отпускать. Как в спину уходящего родного человека хочется крикнуть предостережение...Два потомка одной канарейки. Леон - человек, который так трудно любит и так легко убивает. И Айя - беглец, от себя, от постоянства, от опасности. Удивительный голос, множество талантов и непростая судьба. И девочка-побродяжка с фотокамерой в руках, читающая по губам, цвет шиповника, нежный, колючий. Тонкая нить, соединяющая этих двоих, это ниточка птичьего рода. Блистательный Маэстро - Желтухин и его потомки, с пёрышками и без. Вторая книга - это уже развернутое повествование настоящего. Все так же многолюдное, подробное, чрезвычайно музыкальное. Тот случай, когда проза отступает перед чем-то многоголосо-звучащим, каждое слово как перепев, пересыпанный словечками и даже "суч-потрох" выглядит органично. Все тот же мальчик с необычным голосом, неизменный характер и сиротство при живой матери. Две стороны единой личности - оперативник серьезной спецслужбы и звезда оперной сцены. И горькое чувство одиночества, отгороженности от окружающего мира и желание свободы. И почти незнакомая нам девчонка, с большим талантом, неудержимым языком и огромной, пугающей, неправдоподобной везучестью. Везучестью, за которою в последствии приходит расплата. Расплата на двоих. Потому как это очевидный случай единства двойственности. Ни страсть, ни любовь...исключительный случай врастания друг в друга.Роман как та самая дубовая исповедальня. Никакой схемы в повествовании, отдельные ящички с заветными историями и щедрая рука и голос автора. То тут приоткроет, то там отворит. Что-то щелкает, подсвистывает, поглядывает лукавым круглым глазком. А с другой стороны, ни слова в пустую, все отступления и комментарии исключительно по делу, не сейчас так на будущее, всплывут к месту и ко времени. Этаких цветастые узор, орнамент не персидского ковра, но живучего текста. Три слога: первый скачок, секста вверх, плавное опадание на секунду... воля, простор, неимоверная благая ширь Господнего деяния – и струи пурпурных лучей хлынули, затопляя голубой, леденцовый, ало-желтый воздух собора.Скачок и секста уже пройдены, прочитаны, услышаны...Чтобы возвращаться к книгам автора, надо давать себе передышку. Раз за разом открывать по новой, капля за каплей, уподобившись ... пустому сосуду. И вот ты есть из себя пустой сосуд, наполняющийся с каждой прочитанной страницей. И вот уже внутри тебя переливается, шумит, бренчит жизнь, с его вечными дорогами и перелетами, городами и местечками, с тишиной закатов и рассветов, с переплетениями пальцами рук и звонкой молчаливой ненавистью... Да, если читаешь Дину Ильиничну, а уж лучше слушаешь - все именно так и складывается. И Шекспир, и Гомер, и тень отца Гамлета.
ryzulya
8 ноября 2017
оценил(а) на
4.0
"Говорят: «Глаза не врут». На самом деле – врут отлично! О человеке врет все: одежда врет, прическа, даже лицо. Но руки – в последнюю очередь. И если на портрете «выключить» цвет, то с ним автоматически уходит все неважное, ненастоящее. И проявляется суть человека." Ох, и ладно же получается у автора романы писать! Хоть и говорит она сама в этой же книге, что роман странный. Может, и странный, может, не совсем обычный, но хорош, чего греха таить! Есть свои минусы, но за плюсы я готова читать и читать романы Рубиной.Вторую часть я начала читать спустя год после прочтения первой. Да, некоторые детали подзабылись. Хотя, читая первую главу, я думала, что забыла совсем о том, что было в "Желтухине". Но нет, не забыла. Потом все вспоминается. После первой главы. Но глава "Охотник" это нечто. Словно меня бросили в водоворот ледяной воды и я судорожно пытаюсь найти выход, доплыть до берега. Ох, и удивила меня автор. Я даже подумывала бросить, но ведь третью книгу не начнёшь без второй, поэтому пришлось насильно продираться. А потом глава закончилась и я снова вернулась в тот роман, с которым познакомилась год назад.И это было прекрасно! В этой части нам рассказывают о жизни Леона. О его детстве, юношестве, первой любви, к сожалению, несчастной и о дальнейшем пути. Леон становится оперативником одной из спецслужб. Именно там он приобретает кличку "Кенар Руси" или "Русская канарейка". Голос его с детства всех покорял. Поэтому неудивительно, что парень подаётся и в музыку. Так и живет он себе, выступает на сцене, охотится за преступниками, а между тем нежданно негаданно в его жизнь врывается она. Та, что никогда не услышит его дивного голоса. Но та, что способна и без этого понять его лучше других. Так мы становимся свидетелями зарождения трепетного, нежного, волшебного чувства! Чувства, которое заставляет бежать на другой конец мира, делать необдуманные поступки, защищая свое чувство от вторжения других. Это потрясающе! Я искренне восхищена, как автор описывает эту любовь. Вообще все описания, будь то природа, люди, животные, чувства, даются Рубиной великолепно! Вот ты читаешь, а воображению даже придумывать не надо, стоит только сложить все факты и картинка в голове готова. Конечно, мне было несколько некомфортно читать про жизнь Леона и его "охотничьи" дела. Мне далека эта тема. Но все складывается в итоге в единый пазл. И становится понятно, зачем автор развивала эту тему. Пока книги вызывают искренний восторг, не смотря на далеко не высшую оценку. И я надеюсь до заключительной части я дойду раньше чем через год. И уже предвкушаю восторг.
littleworm
2 февраля 2016
оценил(а) на
5.0
Вот и закончилась вторая книга полюбившейся истории. Такими привычными и такими родными стали эти странные люди. Только недавно я с упоением стремительно бежала по страницам предыстории, перелистывая предшествующие поколения главных героев. Семейная сага закончилась и теперь, да, как это ни странно, пред нами детективная история с торговлей оружием, шпионажем, контрабандой и прочим злом мира сего. Как ни удивительно, а детектив политический… криминальный.Я ведь ЕЁ понимаю. Правда-правда… Израиль, евреи, арабы – это всё о наболевшем, о родном. Тут не обошлось и без России, Казахстана, Европы, Таиланда. Да что уж… весь мир повязан в этом черном бизнесе, Интересно, насколько долго это будет актуально?! Боюсь ответа… И еще вопрос – насколько я в этом разбираюсь?! Нет! не так… Насколько мне интересно в этом разбираться?! Признаюсь, местами утомляет…Но как же искусно сплетены сети. Оторваться невозможно. Утопаешь в подробностях и тонкостях, в может нарочитой чрезмерности, скрупулезности. И опять эти невероятно живые и странные герои. Я не верю что это выдумка автора. Просто не может быть… невероятно. Придумать настолько достоверно, объемно, выверено, характерно. Если к событиям романа можно применить критику и ворчать о безумном, нереальном стечении обстоятельств, о слишком тесном мире, то герои… это идеально созданные люди, настоящие, ей знакомые.Леон. Пришлось изрядно поволноваться за этого мальчишку, мелкорослого цуцика, торчащего из-под парты, за влюбленного парня, искреннего, трогательного, слепо взрастившего первую влюбленность. Как же я потом негодовала, видя жестокого, обособленного мужчину, одинокого волка, закрывшегося от всего мира. Этот сссучпотрах, суров и непримирим. Радовалась, что эту «консервную банку» всё таки «вскрыли». Нашелся человек, который вытащил на свет его почерневшую душу, отогрел еще не до конца окаменевшее сердце. Оказалось он еще способен быть…Айя. «Кто, кто придумал тебе такое имя: имя-стон, имяболь, имя-наслаждение… Ай-я-а-а, радость моя, чудонаходка, мой глухой фотограф, мой мастер дивных рассказов, мой бритый затылок, мои грудки-наперегонки…» Искательница приключений?! Сгусток таланта, ищущий выплеска?! Дуууура, истеричка, казахская шлюха. Это вшивое чудо, сумасшедшая девка. Безумный Супец, забыть тебя просто невозможно. Как хорошо, что она есть…Две канарейки пред моими глазами, одна звучит, другая чувствует, такие разные и такие похожие. Везде и нигде. Такие заметные и растворяющиеся в толпе. Свободно порхающие по миру, но как оказывается в… да просто клетка у них большая. Внимательный глаз неустанно следит…Меня всегда удивляли такие оторванные от жизни, в бытовом смысле слова, люди. Я даже порой завидую подобным искателям приключений. И дело даже не в неприхотливости и отсутствии обязательств… дело в умении вкусно жить, страстно, бурно, увлеченно.Нет... в этом романе нет людей с среднетрамвайной внешностью, как сказала бы Владка. Все так явно, я читала рассказы, составленные из фотографий, я чувствовала голос контртенора, я шагала след в след за странной взбалмошной девчонкой, за кенарем, загнанным в угол, по разным странам, разным культурам, любуюсь красотами и разнообразием, ужасаясь алчности и жестокости, не отпуская пристальный взгляд от волнения.Бегу дальше. Нет, Она не отпустит. Голос обрывается на самом интересном месте. Спешу, ничего не забыть."Ему нравилась ее манера рассказывать. Барышня говорила: «Интеллигентный человек принимает тебя не по одежке (одежка – вздор!), а по речи»."
С этой книгой читают Все