Летоисчисление от Иоанна Обложка: Летоисчисление от Иоанна

Летоисчисление от Иоанна

Скачайте приложение:
Описание
3.8
314 стр.
2009 год
18+
Автор
Алексей Иванов
Другой формат
Аудиокнига
Издательство
АСТ
О книге
«Роман “Летоисчисление от Иоанна” написан по начальному варианту сценария фильма “Царь” (режиссер Павел Лунгин). Это рассказ об острейшем моменте русской истории: о противостоянии царя Ивана Грозного и митрополита Филиппа. Это время разгула опричнины, время лютых пыток и казней. Царь призывает в Москву друга детства, игумена Соловецкого монастыря Филиппа. Став митрополитом, Филипп видит свой долг в том, чтобы заступиться за жертв бесчинств, творимых по указке царя его приспешниками. …У нас с Павлом Лунгиным несколько разные митрополиты. Для него Филипп – это идеальный человек эпохи Возрождения, а для меня – обычный, даже мужиковатый. Мой вариант – в книге, его – в фильме» (Алексей Иванов).
ЖанрыИнформация
ISBN
978-5-17-082442-7, 978-5-17-082459-5
Отзывы Livelib
Kseniya_Ustinova
14 марта 2021
оценил(а) на
4.0
Еще на обложке книги написана история происхождения текста, что немного объясняет форму. Изначально писался сценарий для фильма (который и вышел), но Иванов разошелся с Лунгиным во многих сюжетных ходах, и в итоге переработал сценарий в книгу именно с таким сюжетом, который ему хотелось изначально. При чтении это чувствуется, не хватает "литературной составляющей", каких-то описаний, чувств, ощущения мира. В основном есть диалоги и действия, с одной стороны, это делает чтение легче, с другой стороны, теряется глубина и ценность. При чтении меня не покидала мысль, что возможно именно благодаря этой книге мы в итоге получили Тобол, очень уж похожи по многим составляющим. Новеллизация истории России: в главных героях - реальные исторические личности, в сюжете - реальные исторические события. Героев много, география их расположения обширна. Каждый переживает свою личную драму и обязательно в конце пересекается с остальными. Конечно же есть драматургия, когда друзья принципиально друг с другом не согласны, и постоянно переживают сражение внутри себя между дружбой и принципами. Главной особенностью истории, наверное, стоит отметить совершенно гоголевскую мистику, многие сцены навевают образы пришедших в наш мир бесов, которые ушли в разгул. Причем мистика эта выдержана именно в представлениях показанной эпохи, а не сегодняшней.Сложно вынести цельное мнение о книге, потому что куда не ткни, чувствуется нехватка. Слишком всего мало. Нет такого глубокого погружения, как в Тоболе, где очень много страниц, событий, переживаний. История получилась слишком камерной, слишком киношной. И кроме как набивание руки перед Тоболом я ее иначе рассмотреть не могу.
tashacraigg
31 июля 2019
оценил(а) на
4.0
Личность Ивана IV Васильевича за несколько столетий обросла таким количеством мифов, что даже историкам трудно разобраться, где правда, а где ложь. Впрочем, Алексей Иванов - не историк, и "Летоисчисление от Иоанна" - не историческая книга, а мистический роман, в котором упоминаются реальные исторические лица.Фильм Павла Лунгина "Царь", сценарий к которому писал А. Иванов, я не смотрела, поэтому проанализировать отличия книги и фильма не имею возможности. Тем не менее, когда читаешь книгу, невольно на ум приходят ассоциации с чем-то уже прочитанным ( с повестью Бориса Акунина «Знак Каина» , например ). У Иванова, помимо авторского полёта фантазии, присутствует мистическая атмосфера предапокалипсиса с его всадниками, нашествием саранчи, а также блудницей вавилонской, в роли которой выступает жена государя Мария Темрюковна, которую в народе не очень любили и считали язычницей. Сам же Иван Грозный в этой книге видит себя новым мессией, ни больше ни меньше. Но на фоне разгула опричнины и противостояния с митрополитами Московскими, упоминаемых в сюжете, главный герой предстаёт скорее антимессией. Противостояние Ивана Грозного с Филиппом ( Фёдором ) Колычевым, митрополитом Московским - одна из центральных тем романа. По книге, они ровесники и друзья детства, и Филипп - едва ли не единственный человек, который не боится высказать государю своё неодобрение или несогласие с его действиями. В реальности Иван Грозный был на 23 года младше митрополита, так что их детская дружба - это художественный вымысел автора. Впрочем, мученическая смерть - это правда, и с 1591 года Филипп почитался как святой. Филипп ( Фёдор ) - это не единственный светлый герой книги. Есть ещё девочка Маша, чьи родители погибли от рук опричников, а сама она лишилась рассудка. А ещё воеводы - храбрые русские воины, благородные и отважные, по ложному доносу приговорённые к казни... Все они погибают мученически и страшно. Но это ли Апокалипсис? Сколько ещё потом будет таких смертей... Не знаю, как в фильме, в книге Иван Грозный предстаёт полубезумным и очень одиноким человеком, что, впрочем, неудивительно: сирота, с ранних лет наделённый властью, выросший в атмосфере постоянного противостояния окружавших его кланов, где постоянно кого-то травили, никому не доверял, опасался вероломства и предательства. Он много рассуждает о своём наивысшем предназначении, и разочаровывается в Филиппе, который единственный мог бы распознать в нём мессию, да не распознал. Надеяться на историческую достоверность книги, безусловно, не стоит, как и воспринимать всерьёз всё в ней написанное. Лучше послушать аудиоверсию романа в прочтении Ивана Литвинова ( в его исполнении это прекрасный спектакль! ) или посмотреть фильм. Не лучшая книга у автора, на мой взгляд.
EkaterinaBudyanu
23 марта 2020
оценил(а) на
4.0
Что-то давно я Алексея Иванова не читала, хотя планирую познакомиться если не со всеми, то с большинством его книг. ⠀ На этот раз нас забрасывают в эпоху Ивана Грозного. За основу повествования взят конфликт русского царя с другом детства митрополитом Филиппом, но роман-мистерия окутывает эти события мифическими существами, библейскими сюжетами и разными легендами. ⠀ А. Иванов: «Иван Грозный ждёт конца света. В гордыне самовластья он воображает себя спасителем своего народа, Христом Второго пришествия. И учреждает опричнину - орден защиты веры. Если народ поверит в царя как в бога, царь станет чудотворцем. Нужно только заставить народ поверить. Заставить силой - террором опричнины». ⠀ Конечно, уже прочитав исторические романы Иванова я ожидала полного погружения в эпоху, захватывающих описаний, закрученного сюжета. Но этот роман, написанный на основе сценария, хоть и интересный, но мелковат. Мы понимаем несправедливость, жестокость и печаль того времени, особенно для народа, но сам царь выставляется совсем с придурью в голове и не от мира сего. ⠀ Главное, что мне в очередной раз захотелось лучше изучить тот исторический период нашей страны.
Peneloparostov
9 мая 2019
оценил(а) на
5.0
Книга сильнейшая, я в неё буквально нырнула - и не выныривала, пока не дочитала. История противостояния Ивана Грозного и митрополита Филиппа Колычева показана не только в историческом, но и в притчево-мистическом плане. Сам Иоанн воспринимает себя как Исуса, оправдывая свои деяния тем, что он - мессия Второго Пришествия, прошедший через испытания и предательство пришествия первого, а потому не милостивый, но карающий. В своём друге детства, настоятеле Соловецкого монастыря Филиппе (Фёдоре Колычеве) он видит славнейшего из апостолов, "краеугольный камень", который станет ему опорой... По ходу действия восприятие царя меняется, преображая Филиппа (на тот момент уже митрополита) сперва в Иуду, а затем - еда ли не во Врага Человеческого. Филипп же, в свою очередь, изо всех сил пытается разглядеть в Иоанне то хорошее, что осталось в нём от маленького царевича. Сильный духовно, но наивный и доверчивый, он до последних дней не мог понять, что даже в детстве милого друга Ваню уже отличали хитрость и расчёт, которые во взрослом возрасте, будучи приправлены паранойей, и дали столь страшный результат:Душа Вани уже вылетела из тела и металась в палате, натыкаясь на стены, будто птица. Как спастись? Ему нельзя умирать, он царь! Пусть вместо него растерзают Федю! Ваня знал, что погибнуть за него – великая честь. Но как подвести Федю к этой жертве за друга и царя?Царское окружение тоже подстать своему государю. Но в каждом из них можно найти что-то человеческое. Даже в жестоком астраханском царевиче Кай-Булате. Даже в Малюте Скуратове: он любит сына, неходячего Гаврилушку, идёт ради него на поклон к опальному митрополиту, которому жизни осталось - один день. Косоглазый дурачок Серафим и вовсе жертвует собой ради Филиппа и братьев-монахов, на которых хотят возложить вину за смерть митрополита. Исключение одно: царица Мария Темрюковна:По крышам крылечек и по гульбищам Саранча полезла на верхний ярус Опричного дворца. Мимо лица Филиппа пронеслась волосатая лапа с когтями. Саранча вдруг остановилась на полпути, изогнулась сверху вниз и посмотрела на митрополита. У Саранчи было нежное, прекрасное, ужасное лицо царицы Марии Темрюковны.Позже расстрига Вассиан уподобит её Блуднице Вавилонской - за что и будет предан страшной казни в царском Потешном Городке. А над Москвой скачут (поклон в сторону Михаила Афанасьевича Булгакова?) Всадники Апокалипсиса... А как в кино?Актёры. Они подобраны великолепно, и именно это мешало мне на первых страницах воспринимать роман как самостоятельное произведение. Тандем Пётр Николаевич Мамонов - Олег Иванович Янковский держит весь фильм. Но если Мамонов вписывается в книжный образ Иоанна на 200%, то митрополит-Янковский в какой-то мере является противоположностью литературного персонажа. Янковский - что называется, интеллигент (да, я знаю, такого понятия в XVI веке ещё не существовало, и всё же!), в то время как Филипп в книге - человек простой, который, по словам автора, больше разбирался в ремёслах, чем в людях, ум его был умом хозяйственного настоятеля Соловецкого монастыря; и в Господе он не разбирался - просто верил. Вассиан тоже, на мой взгляд, в большей мере Иван Охлобыстин, чем собственно поп-расстрига: скорее шут, чем охальник, единственный, кто говорит Иоанну правду безнаказанно (до определённого момента). Пусть и в иной, чем Филипп, манере.Сюжет. В фильме, в отличие от книги, убран весь метафизический план. Оставлена история Царя как человека, с одной стороны, сильного и хитрого, а с другой - с нездоровой психикой. Что в Истории бывает нередко. Чисто "киношные" моменты. Снимаю шляпу перед художником по костюмам, реквизиторами, Но без великолепной операторской работы их мастерство никто не смог бы оценить по достоинству. Поэтому отдельное и огромное СПАСИБО Тому Стерну (Thomas Evans Stern). И, конечно, Лунгину за то, что его пригласил.
elenacekova1
18 августа 2015
оценил(а) на
4.0
В некоторых изданиях на обложке есть подзаголовок: по фильму Павла Лунгина «Царь». Конечно, не «по фильму» – сначала Алексей Иванов написал сценарий, режиссер Павел Лунгин его переработал и снял фильм, а писатель, как это бывает, решил дать еще одну жизнь своему творению и превратил его в роман. Я начала с книжки, потом посмотрела кино. Дело этим не ограничилось: долго изучала исторические сведения о персонажах романа, их родословные (интересно: потомки палачей и садистов, описанных в книге, судя по всему, «ответили» за грехи своих отцов – судьбы их ужасны). В книге Алексея Иванова царь Иоанн – запутавшийся человек: некогда справедливый государь внутренне переродился, теперь он – юродивый с манией величия. Друг детства Федор Колычев (митрополит Филипп) его не узнаёт.Филипп встал рядом с Иоанном на колени и, успокаивая, погладил царя по плечу. - Покайся, Ваня. И тебе легче, и Господу, - тихо попросил Филипп. Иоанн дернул плечом, сбрасывая руку митрополита. Федька дурак, он ничего не понял. Кто должен каяться? Он царь. Он должен спасти свой народ. Не просто так спасти – на Страшном суде спасти. Для этого надо, чтобы народ в него верил. А в кого верят? В Христа. Где Христос перед Страшным судом? На земле. Кто, значит, он, Иоанн? Исус. Народ должен верить в него, потому что он – Исус. Это в нём перед Концом Света воплотился Господь. Кто не поверит, те умрут.В оставшейся части книги это и происходит: герои погибают один за другим, их казни изощренно разнообразны, зверства и издевательства палачей-опричников становятся всё более страшными... Столкновение царя Иоанна, который претендует на духовное лидерство нации, и митрополита Филиппа – заканчивается предсказуемо.Федька должен замолчать! Не потому, что сеет смуту. Не потому, что обличает. Плевал на это Иоанн. Федька должен замолчать, потому что он не способен увидеть в Иоанне отваги разрушать старые миры и дара созидать новые. Он оскорбляет Иоанна-творца, Иоанна-Исуса.Митрополит низложен, избит, осуждён. Его племянник Иван Колычев на плахе под пытками отказывается признать вину дяди и платит за это головой.Филипп наклонился и поднял голову Колычева. Федька Басманов от растерянности даже выронил веревку. Толпа смотрела на владыку. Филипп держал голову Колычева в ладонях – лицом к своему лицу. Кровь из головы капала на помост. Глаза еще бегали за опущенными веками, а губы прыгали, будто что-то договаривали. - Твои уста не солгали, и мои не солгут, - потрясенно поклялся Филипп и поцеловал голову Колычева в дрожащие, тёплые губы. Алексей Басманов вновь вопросительно посмотрел на Иоанна, показал окровавленный топор и кивнул на Филиппа. Но Иоанн уже поднимался с кресла – устало и разочарованно. Он только бессильно махнул рукой и, сгорбившись, пошёл с паперти, не оборачиваясь.Это далеко не самая страшная сцена романа, в котором Иоанн Грозный казни и пытки воспринимает как шоу, даже устраивает из них потеху для народа. И при этом видна другая сторона его личности: он высокообразованный и крайне религиозный человек (врезалась в память сцена из фильма: царь вместе с опричниками поют молитвы в храме – это сильно!). Вот уж верно говорил Митя Карамазов у Достоевского: «…высший даже сердцем человек и с умом высоким, начинает с идеала Мадонны, а кончает идеалом Содомским. Еще страшнее, кто уже с идеалом Содомским в душе не отрицает и идеала Мадонны и горит от него сердце его, и воистину, воистину горит, как и в юные беспорочные годы. Нет, широк человек, слишком даже широк, я бы сузил». Во время чтения библиотечной книги заметила между страничек шелуху от семечек. Эти ужасы кто-то читал, лузгая семечки! Без комментариев. Посмотрела фильм Павла Лунгина, который впервые был показан в мае 2009 года в Америке и только в ноябре – в России. Что в нём поняли американцы, хрустя попкорном и глядя на бесчинства русских варваров? Что увидели русские, кроме банального повторения истории?«Народ безмолвствует» (А. Пушкин).Фильм отличается несколько иной трактовкой образа Филиппа (его играет Олег Янковский), а Иван Грозный (Петр Мамонов) – именно такой, каким я его ожидала увидеть.Каждому – своё: монахам, пожелавшим принять смерть вместе с Филиппом – последняя свобода спасённой души; царю с присными – последняя пустота вымершей Москвы.
С этой книгой читают Все