Последний сегун Обложка: Последний сегун

Последний сегун

Скачайте приложение:
Описание
4.1
531 стр.
2005 год
Автор
Рётаро Сиба
Издательство
Центрполиграф
О книге
Известный японский писатель Сиба (1923–1996) пытается воссоздать на фоне драматических событий 2-й половины XIX века психологический портрет Ёсинобу (1837–1913), пятнадцатого военного правителя из рода Токугава. Политическая изоляция, приверженность традициям и необходимость перемен привели Японию к гражданской войне. В руках сёгуна сосредоточилась вся полнота власти. Но Ёсинобу добровольно передал свои полномочия семнадцатилетнему императору…
ЖанрыИнформация
Переводчик
Н. Кузьминова
ISBN
5-9524-1510-5
Отзывы Livelib
swdancer
30 мая 2018
оценил(а) на
5.0
Что делать, если тебя назначили директором в огромной фирме, которая вот-вот лопнет, и увольнения полетят по закоулочкам? Ты понимаешь, что дни компании сочтены: она неконкурентоспособна, методы управления устарели, сотрудники уже ищут места получше, — что и тебе следовало бы сделать. Но ты принимаешь должность и бегаешь с охапкой подорожников по офису, пытаясь реанимировать то, что ещё можно. Книга Сиба Рётаро "Последний сёгун" наглядно покажет, до каких размеров надо отрастить дзен в такой ситуации.Дзен в некоторой степени понадобится и читателю, решившему ознакомиться с жизнью Токугава Ёсинобу (1837-1913), потому что перед ним предстанет исторический роман, насыщенный по содержанию, богатый на персонажей — семьдесят штук! Что поделать: в годы, предшествовавшие реставрации Мэйдзи, в Японии не было недостатка в колоритных личностях по обе стороны баррикад. Читатели получат эпоху бакумацу в полном комплекте: на страницах книги промелькнут такие небезызвестные личности, как Кондо Исами, Хидзиката Тосидзо, Сакамото Рёма и другие.Позволю себе дилетантски описать, как были расставлены шахматные фигуры, когда Ёсинобу появился на политической доске. На протяжении почти трёхсот лет Японией правили сёгуны из клана Токугава, эдакие военно-феодальные правители, а императоры делали икэбаны и не отсвечивали. Но когда приплыли корабли иностранцев, а сёгунат начал изживать сам себя, как система, многие японцы поняли: перемен требуют наши сердца. Появились две точки зрения на вопрос. Были люди, которые хотели видеть императора у руля, а иностранных варваров — как можно дальше от Японии, и были люди, ратовавшие за старую добрую полноту власти сёгуна, а также встречу иноземцев с хлебом-солью. Точнее, с чашкой сакэ и плошкой риса.Предоставляю слово самому Сиба Рётаро: Меня останавливало только то, что переложить жизнь Ёсинобу на страницы романа будет далеко не просто. Ведь Ёсинобу был политиком, а романы о политических деятелях никогда успехом не пользовались (единственное исключение – «Жозеф Фуше» Стефана Цвейга). Почему? Да потому, что политики не существуют вне исторического процесса, и показать их можно только в круговороте политических явлений и событий. Иными словами, автору приходится давать несколько страниц описаний исторических событий, и только затем – пару строк о человеке, который оказался в их гуще. Что иронично, Токугава Ёсинобу, последний сёгун, вовсе не желал им становиться. Великолепно образованный, политически проницательный, Ёсинобу видел картину ясно: дни сёгуната сочтены, и ринуться в водоворот политических событий в качестве наследника клана Токугава — плохая затея. Однако, всё сложилось так, как сложилось, что автор книги и покажет во всех подробностях. Сёгуном Ёсинобу пробыл менее двух лет, но это та работа, где один год считается за десять. Быстрое течение времени в книге захватывает и не позволяет выпустить её из рук. Читатель уже знает (или догадывается), чем всё закончится, но всё равно волнуется и переживает.Лично меня больше всего потрясло бегство из Осакского замка. Мне думается, что я понимаю, почему Ёсинобу до конца жизни не желал говорить с бывшими сторонниками. Послать своих воинов на битву, которую они выиграть не могли, а самому сесть на корабль и уплыть подальше — это сильно. Сиба Рётаро пишет, что сёгун читал много исторической литературы и мог смотреть на свои действия как бы со стороны. Для того, чтобы оправдаться перед историей, он беспощадно жертвовал окружающими людьми. Был ли он бессердечным? Открытый вопрос. Но нервы у этого человека были как канаты.В Ёсинобу, как метко заметили японцы в одном из изданий книги (издательство МИК, 2000 г.) причудливым образом сочетались черты М. С. Горбачёва, "который открыл путь к ликвидации СССР несмотря на то, что занимал в стране высший государственный пост", и черты Петра Первого, человека талантливого и энергичного, "который прилагал большие усилия, направленные на модернизацию страны и внедрение в России достижений западной цивилизации". Наиболее качественным переводом я считаю перевод Е. Н. Кручины, тонкий и точный. Перевод Н. Кузьминовой ему уступает.В общем и целом, я не осталась равнодушна к книге, не осталась равнодушна и к главному герою. Из-за многих его действий хотелось воскликнуть: "Да что ж ты творишь-то?" Читатель может произнести это как с оттенком восхищения, так и разочарования. В этом контрасте — весь последний сёгун, Токугава Ёсинобу.
nastena0310
16 декабря 2020
оценил(а) на
4.0
Много лет спустя, уже старый и немощный, Ёсинобу не раз мысленно возвращался к этой ночи. Мало кому за свою жизнь удалось пережить столько драматических событий, но все же в память Ёсинобу глубже всего врезалось именно то, что происходило ночью двенадцатого числа двенадцатого лунного месяца третьего года Кэйо (ночь на 7 января 1868 года).Когда бралась за чтение данного романа, честно говоря, ожидала немного другого, если быть точнее, более художественного произведения, эта же книга по сути исторический нон-фикшн, насыщенный датами, географическими названиями и действующими лицами. Не могу сказать, что это плохо, такое я тоже читаю с удовольствием, просто была немного не готова, открывая первую страницу. А так название абсолютно точно отражает суть, это довольно подробная биография последнего сёгуна - Токугава Ёсинобу на фоне исторических событий, предвещающих переход власти из Эдо от сёгуната в Киото к императору. Автор, конечно же, коснется и детства, и старости Ёсинобу, но все же основное эфирное время уйдет 60-ым годам 19 века, подробно осветив ситуацию, в которой оказались страна и сёгунат в целом и Ёсинобу в частности.С одной стороны ему можно только посочувствовать, ведь по сути ему пришлось принимать очень нелегкие решение и навсегда он остался тем, на ком кончился расцвет самураев как политической и военной силы Японии, но по другому было уже нельзя. Страна, бывшая закрытой на протяжении не одного столетия, не имеющая военной мощи, которая могла бы противостоять развитым западным странам, могла либо пойти навстречу требованиям американцев, англичан и прочих представителей могущественных держав, либо попробовать дать им отпор, но в этом случае скорее всего Япония повторила бы судьбу Китая, став полуколонией, с которой необязательно вообще считаться, но зато можно использовать по своему усмотрению. Так что старый строй был обречен, пришло время перемен. И вот именно Ёсинобу досталась роль последнего сёгуна, добровольно отказавшегося от власти в пользу императора. Без недовольных было не обойтись, а потому строились заговоры, заключались политические союзы, кланы вставали то на одну, то на другую сторону, в общем жизнь била ключом. Но вот, несмотря на явную симпатию автора к описываемому им историческому лицу, как-то я к нему не прониклась, конечно, легко теперь рассуждать и оценивать со стороны, спустя более 150 лет и являясь человеком с абсолютно другим менталитетом, но все же восхищения перед выдающейся личностью я не испытала. Но это так к слову, потому что в итоге я получила удовольствие от чтения и рада, что добралась, автору удалось воссоздать полную картину происходящих тогда событий и, если вы заинтересованы в этом отрезке истории или в личности самого Ёсинобу Токугава, смело вам рекомендую обратить на данную книгу свое внимание.
o_v_n
20 марта 2022
оценил(а) на
4.0
Двурушник, «Его Свинейшество», «шуруп» -- прозвища последнего сегуна Японии, с кончиной которого период сёгунского правления вдруг сразу стал далёкой историей.Ёсинобу был сегуном менее двух лет. Чем же он так знаменит? Как сам автор пишет в предисловии, «почему же надо так много слов, чтобы рассказать о правлении этого человека»? «Личность Токугава Ёсинобу – это как крепкое спиртное: она просто опьяняет всех, кто к ней прикоснулся, и не отпускает», делает вывод автор, подумав над своим вопросом. Так ли это?Почто, о великое древо, Ты сбросило Ветви свои?Рётаро Сиба дотошно рассказывает читателю о всех подковёрных политических играх, пытаясь раскрыть причины поведения Ёсинобу в тех или иных событиях. Да, порой скучно было читать, что вот собрались великие даймё, что-то там обсудили, что-то решили, потом что-то взяли да передумали, а потом – бац – и кого-то убили, а потом – вжух – подставили, а после – хрясь – и отрубили голову приближённого Ёсинобу и т.д. Однако, история (именно как срез какого-то времени, а не само произведение) хороша тем, что мы можем неспешно разглядывать события, словно летящий лепесток с ветки сакуры, сорвавшегося от дуновения ветерка, возникшего от нарастающей бури. У нас, читателей, есть время и шанс подумать обо всем случившимся, чтобы оценить и оценить героев ушедшей эпохи. Но у того же Ёсинобу не было этого драгоценнейшего ресурса – времени. Поэтому ему приходилось и жонглировать словами, и подставлять, и бежать, несмотря на то, что на него повесят клеймо труса и предателя.Мне кажется, что аристократические самолюбие и надменность, в некотором роде, спасли его. По крайней мере жажда жизни взяла вверх. Он смирился со всем, что произошло в его жизни, уединился и просто получал удовольствие от жизни – рисовал, плодил детей, фотографировал, ел свою любимую западную еду (свинину и говядину, за что и был прозван «Его Свинейшеством») и прочее-прочее.Однако тут есть нюанс, о котором стоит упомянуть. Рётаро Сиба был практически влюблён в Ёсинобу, он долго и дотошно изучал его биографию, различные дневники и записи – свидетельства «очевидцев» – что мог утратить объективность при написании данной книги. Нам представлен умный, чертовски ловкий оратор, хитрый и неповторимый человек. Но был ли он на самом деле таким? Мы же не знаем точно, так ли он думал и говорил (дословно), как описано в книге. Поэтому я с осторожностью принимаю на веру всё написанное, но это опять же ни в коем разе не умаляет всех достоинств последнего сегуна истории. Мы о них просто знаем недостаточно.
KontikT
23 мая 2019
оценил(а) на
4.0
Как пишет сам автор книги, написать роман о политическом деятеле непросто, потому что всю их жизнь можно проследить только на фоне исторических событий и тех перемен в политической жизни, что происходили. И действительно , хоть последний сёгун передавший власть императору правил всего 2 года, но написано в книге о событиях того времени очень много. Кроме того , что это был переломный момент в самой истории Японии, сама личность сёгуна интересна и до его правления и после тоже. Конечно же автор не ограничился теми двумя годами. Я очень далека от знания истории Японии и за всю жизнь прочла наверно книг 5 про нее , и если в них были бытовые подробности, они приводили меня в недоумение, непонимание.Что же говорить об этой книге, когда здесь все только история и политика. Мне было тяжело вникнуть во все эти события. Да и имена конечно не способствовали лучшему понимаю. Одно могу сказать- уж очень какой то идеальный получился этот человек, последний сёгун. И его путь к правлению был долог и труден. И то , что ему пришлось перенести до и после своего правления, все эти преследования, репрессии , ссылки , и то что он сам не хотел становится сёгуном, у него были совсем другие планы, но ради Японии он принял эту должность , вызывало уважение и интерес к нему- он всегда был человеком чести, немногословным и разносторонне образованным. Проводимые им реформы были направлены на понятие престижа Японии. Очень понравилось читать про интересы этого человека вне политики, он и рисовал и занимался фотографией , причем все старался сделать сам и краски и холсты например. Хотела привести пример из текста как воспитывали последнего сёгуна, хотя он и не принадлежал к сёгунскому дому, а был представителем одного их трех знатных домов . Но отец хотел воспитать больше самурая, чем придворного – Самурай должен спать в правильной позе, – часто говорил Нариаки и заходил в спальню Ёсинобу посмотреть, как тот спит. Ёсинобу спал неправильно. – Не подобает воину лежать вот так, расслаблено раскинувшись… Поставить у изголовья Седьмого Сына пару острых мечей! – приказывал отец, и с той ночи Ёсинобу спал на подушке, по бокам которой, точно рога, торчали два острых, как бритва, клинка. Теперь он должен был лежать тихо, чтобы не поранить себе голову и лицо, ворочаясь во сне. – Настоящие воины изволят почивать на правом боку, положив под него правую руку, – изводил мальчика придирками его воспитатель Иноуэ Дзиндзабуро. Иноуэ считал, что сильную правую руку нужно обязательно держать снизу. – Ежели во время сна на Вас набросится супостат и отсечет Вам левую руку, то вы сможете биться сильной правой, – говаривал он. В результате Ёсинобу до самой старости спал только на правом боку, положив под него руку.Очень интересно был читать про такие методы воспитания и их немало в книге. Книга несомненно интересна, но в силу моего незнания ни обычаев , ни политики мне было трудно ее читать и воспринимать .Совсем другая, культура, где все подчинено ритуалам- это конечно интересно, но чаще непонятно.
dandelion_girl
20 декабря 2020
оценил(а) на
5.0
Принимаясь за чтение, думала, что будет очень скучно. Не всем авторам удаётся написать про историческую личность интересно. Однако про последнии дни сёгуната и его последнего представителя читать было на удивление интересно. Какая-то (возможно, значительная) часть информации, конечно, уходила из-за незнания имён важных исторических лиц, но очень помогали ссылки в конце книги. По-моему, Ёсинобу Токугава был удивительным человеком. Образованным, талантливым. Смог бы он сделать больше для сёгуната за годы своего кратковременного правления? Трудно сказать. Уж слишком время было для всей страны поворотное: закрытая для всего мира Япония была на пороге больших перемен. Слишком отчаянной была борьба между сторонниками императора и «борьбы с варварами» и тех, кто мечтал изменить страну. Ёсинобу оказался меж двух огней. Кажется, сама история оказала на него давление и вынудила полностью передать власть императору и остаться в веках последним сёгуном. Мне очень понравилось, что Ёсинобу показан в романе как обычный человек. Он совершенно не идеализирован. Он любит женщин, может напиться в стельку, и ему даже не чужды слёзы. Все силы свои отдавал он служению государю и стране – и все впустую… И вот теперь он покидает Киото, бежит, словно какой-нибудь изгнанник…. Обычно Ёсинобу мог усилием воли подавить жалость к самому себе, но сейчас по его лицу безостановочно текли слезы. Размышляя о том, что он уже никогда больше не увидит столицу, Ёсинобу, словно юная девушка, весь оказался во власти нахлынувших на него сентиментальных настроений и теперь изо всех сил старался сдерживать себя.Несмотря на то, что Ёсинобу был очень проницателен, умел ясно видеть политическую ситуацию и предугадывать действия соперников, он не был лишён недостатков Для того, чтобы оправдаться самому, Ёсинобу беспощадно жертвовал другимиНа протяжении всего чтения я чувствовала какую-то необъяснимую близость к герою. Мы с Ёсинобу возможно даже ходили по одной земле. Ёсинобу уже был на пути из Эдо в Киото. Он въехал в столицу пятого дня первого месяца третьего года Бункю (23 января 1863 года) и остановился в буддийском монастыре Хигаси Хонгандзи. В этом храме была и я во время путешествия по Японии. И этот факт вызывает у меня какой-то волнительный трепет. Для политических врагов Ёсинобу был двурушником, «Его Свинейшеством», обманщиком и заговорщиком. Для меня, как и для многих, он останется последним сёгуном великого рода Токугава.
С этой книгой читают Все
Обложка: Чернокнижник
3.7
Чернокнижник

Светлана Метелёва

Обложка: Искусство быть женщиной
Искусство быть женщиной

Татьяна Дмитриенко

Обложка: Тревожные люди
4.4
Тревожные люди

Фредрик Бакман

Обложка: История родной женщины
4.3
История родной женщины

Виктория Гостроверхова

Бесплатно
Обложка: Вторая жизнь Уве
4.9
Вторая жизнь Уве

Фредрик Бакман

Обложка: Эшелон на Самарканд
4.2
Эшелон на Самарканд

Гузель Яхина

Обложка: Истребитель
4.1
Истребитель

Дмитрий Быков

Обложка: Королевство
4.0
Королевство

Ю Несбё

Обложка: Лавр
4.2
Лавр

Евгений Водолазкин

Обложка: Юпитер поверженный
4.4
Юпитер поверженный

Валерий Брюсов

Бесплатно
Обложка: Четыре ветра
4.4
Четыре ветра

Кристин Ханна

Обложка: Происхождение всех вещей
4.1
Происхождение всех вещей

Элизабет Гилберт

Обложка: Песнь Ахилла
4.4
Песнь Ахилла

Мадлен Миллер