Россия во мгле Обложка: Россия во мгле

Россия во мгле

Скачайте приложение:
Описание
3.9
439 стр.
1920 год
16+
Автор
Евгений Бондаренко
Серия
Приключения иностранца в России
Издательство
Алисторус
О книге
В 1920 году английский писатель Герберт Уэллс приехал в СССР. Он был в числе первых западных писателей, осмелившихся посетить страну Советов. Путевые очерки автору заказала газета «The Sunday Express». Писатель уже был однажды в России, в 1914 году, поэтому с радостью согласился на предложение. Ему было интересно увидеть то, как изменилась страна за эти годы. Осенью 1920 года Герберт Уэллс после пребывания в Советской России и по возвращении в Англию выпустил книгу «Россия во мгле», в которой рассказал о своих впечатлениях. Наверное, еще ни одна книга до этого не вызывала столько шума на Западе. Читайте и удивляйтесь!
ЖанрыИнформация
Переводчик
И. Виккер, В. Пастоева, Николай Чуковский
ISBN
978-5-4438-1031-7
Отзывы Livelib
boservas
6 октября 2020
оценил(а) на
4.0
Ровно 100 лет назад, в кремлевском кабинете состоялась легендарная встреча двух фантастов: научную фантастику представлял Герберт Уэллс, социальную - Владимир Ленин. Эта встреча и сопровождавший её разговор стали кульминацией обширной статьи про Советскую Россию, написанной после возвращения на Запад английским классиком.В этой статье Уэллс поделился своими впечатлениями от увиденного в Советской России, высказал свою оценку происходящему в стране, высказался о перспективах молодого государства. Приехал в РСФСР писатель в конце сентября 1920 года, в эпоху военного коммунизма, на излете Гражданской войны, которая длилась уже три года. Как раз в дни пребывания Уэллса с сыном в Петрограде и Москве, на юге страны готовилось решающее наступление на засевшую в Крыму врангелевскую армию.Статья показалась мне довольно честной, по крайней мере,я не согласен с теми "аналитиками", которые видят в ней коминтерновскую заказуху. Оценки Уэллса далеки от комплиментарности большевистскому режиму, он прямо пишет о нищете, разрухе, общем упадке. Не милует он и многих членов партии, считая, что среди них много, с одной стороны откровенных карьеристов, с другой - недалеких фанатиков. Очень жестко проходится фантаст по святая святых коммунистического движения - идеологии Карла Маркса, его труду жизни "Капиталу" и по самой личности теоретика. Особенно достается бороде гуру пролетариата, которую Уэллс намеревается фигурально обрить в следующих своих работах, дабы показать несостоятельность учения, которое "верно, потому что оно всесильно".Еще Уэллс настаивает на том, что большевики пришли к власти в России по чистой случайности, что из теории Маркса их победа должна была произойти в Германии или Англии, а в России они праздновали успех только в силу полного слома государственной бюрократической машины, в результате чего власть оказалась брошенной - подбирай, кто хочешь, кто посмелей, тот и управляй страной.Несмотря на все эти скользкие моменты, статья будет в 1922 году напечатана в Советской России без каких-либо купюр, да и позже будет неоднократно переиздаваться. Правда, к ней будут писаться комментирующие статьи, в которых будут объясняться "ошибки" автора.Зато многие моменты Уэллс увидел так, что его видение вполне устраивало "кремлевских мечтателей". Уэллс отказывается признавать безусловную ответственность большевистского правительства за тотальную разруху и обнищание страны, считая это последствиями царской политики, мировой войны и в немалой степени усилий западных держав, организовавших блокаду и интервенцию, а также финансирование различных "освободительных" движений.Писатель довольно критически относится к карточной системе и красному террору, но считает, что в условиях того политического кризиса, в котором оказалась Россия, любому правительству пришлось бы пойти на эти меры, более того, он считает, что, если бы какой-то из планировавшихся переворотов победил, то те, кто пришел бы на смену большевикам, были бы вынуждены продолжать их экономическую и репрессивную политику в течение какого-то довольно продолжительного времени, пока не удалось бы навести требуемый порядок.Но, вместе с тем, Уэллс уверен, что в России, пока там у власти будут большевики, уже не будет никакой торговли, он, видимо, принимал "военный коммунизм" за незыблемую политическую линию новой власти. Даже фантасту не хватило фантазии предположить, что уже через полгода после его визита в РСФСР, в марте 1921 будет принята НЭП (Новая экономическая политика).Не хватило фантасту профессионального предвидения и в оценке перспектив советской республики, которой он предрекал полный развал и уход в "азиатчину", если просвещенный Запад не окажет ей необходимой помощи. Свои ошибки он еще признает, когда приедет в СССР в 1934 году и встретится с еще одним "мечтателем" - Иосифом Виссарионовичем.А в 1920 он встречался с Председателем Совета Народных Комиссаров - Владимиром Ильичом Лениным (Ульяновым), вообще-то можно было представить собеседника писателя и не столь официально, потому что встреча носила, скорее, дружеский неофициальный характер. Но Ильич произвел на Герберта очень положительное впечатление, может, потому что один фантаст почувствовал в нем родственную душу другого фантаста. Но откровения Ленина об электрификации России показались Уэллсу необоснованными, он считал, что это задача непосильная на тот момент для большинства европейских стран, пожалуй, только любимая Великобритания да Голландия, и то, только в силу своего небольшого размера, могут ставить перед собой такие задачи. Поэтому и окрестил писатель красного политика "кремлевским мечтателем", и ярлык прижился, обретя даже у коммунистов положительную коннотацию.И напоследок в качестве доказательства духовности нашего Отечества, хотелось бы отметить, что на фоне всего бардака, описанного Уэллсом, бросаются в глаза два аспекта, связанных с культурой: как бы трудно ни было в стране, регулярно работали театры, давались премьеры, и очень качественно работали школы, посетив парочку питерских школ, Уэллс делает вывод, что по организации и уровню они не уступают средним школам Великобритании, это в Советской-то России в 1920 году, и я не думаю, что Уэллс что-то приукрасил. Например, он с лёгкостью раскусил Корнея нашего Чуковского, когда тот попытался в одной из посещенных школ организовать эффект, что все советские школьники знают книги Герберта Уэллса и считают его своим любимым писателем - номер не прошел.
dear_bean
23 марта 2014
оценил(а) на
4.0
Russia in the Shadows. Не первый раз читаю произведения подобного рода. Я писала об этом тут и вот тут. Если Маркес был удивлен безопасностью в стране, уровнем образования, ибо посетил СССР в 1957 году, Джон Стейнбек в 1947, то Уэллс в 1920 году в самый разгар гражданской войны был удивлен всем. Из этого факта мы делаем вывод, что ему меньше всего понравилось в России из представленных писателей. Однако, Уэллс возвращался потом уже в СССР ещё несколько раз, от чего получил удовольствие, ведь он имел возможность сравнить совершенно разные позиции. Здесь разруха, голод, война, по ту сторону стояла идеология, политика, другой уровень жизни. Нет и спора, что после революции 17 года Россия совершает скачок, который позволяет догнать по многим параметрам развитые страны мира и встать на одном с ними уровне, при самых неблагоприятных условиях: - разруха, отток кадров, подозрительность к специалистам, доставшимся от царской власти, голод, агрессия развитых стран и изоляция от мира. На самом же деле, подлинное положение в России настолько тяжело и ужасно, что не поддаётся никакой маскировке.Здесь Уэллс сравнивает имперскую Россию со становлением Союза, описывает ужасы происходящего вокруг, развалившийся и мрачный Петроград, нехватку лекарств в больницах. Выдача продовольственных товаров по карточкам вызывает у него неподдельное удивление, но вот удивление ли, скорее разочарование в том, что советское правительство не в состоянии обеспечивать своих измученных граждан едой. Он размышляет на тему, что именно привело страну к такому плачевному состоянию, и, по его мнению вина большевиков здесь слишком мала, ведь «это капитализм возвел эти немыслимые, громадные города». Но мне не хочется здесь касаться данных проблем, ведь я не могу судить, не могу осуждать, я могу лишь формировать своё мнение, которое способно скакать от книги к книге. Но мы понимаем ведь, что в годы революции, смены власти, в годы гражданской (да и любой другой) войны нет ничего положительного ни для простого обывателя, ни для иностранца, который смотрит на это всё дикими глазами. Кстати, вот именно Маркес, на мой взгляд, лучше всего и отзывался о Союзе, но благо и был он позже всех. Хрущёвская оттепель давала о себе знать.Ленин и его команда произведут на Уэллса неподдельное впечатление, и оно будет положительным, о чём будет свидетельствовать целая глава. Само произведение маленькое, так что понятие «целая глава» воспринимайте как 50 страниц в телефоне/электронной книге. Увидит Уэллс не только политических фанатиков представительного класса марксизма-ленинизма, но и умных людей, пытающихся что-то предпринять. Не важно, что та самая сила, которой Уэллс отводит роль, а именно силе коммунизма, развалится спустя 70 лет, а в мир опять ворвётся тот самый ненавистный капитализм с его законами, которые сейчас прекрасно вписались в жизнь современной России. Настроен Уэллс пессимистично, не видя и не желая видеть никакого проблеска в том, что Россия сможет поднять с колен после смены власти, да ещё и восстановится до мирового уровня и великой державы в очередной раз. Россия знает много бед, поражений, гонений, но, тем не менее, Россия всегда поднимается, возрождается. Да, цена этих возрождений крайне велика. Но нет ничего слаще, чем видеть то, как возрождается из пепла твоя страна, как она выползает из этой тьмы, не смотря на неверие циников, иностранцев, пессимистов, нацистов.Спасибо Герберту Уэллсу как всегда: не подвёл и не разочаровал :)
Buffalo_Bill
5 июня 2015
оценил(а) на
2.0
Очерк был написан Уэллсом после вторичного посещения России в 1920 году (до этого был в 1914), что позволило ему провести сравнительный анализ ситуации до и после революции. Он пишет: Основное наше впечатление от положения в России — это картина колоссального непоправимого краха.Но почему-то не ставит это в вину большевикам, хотя тут же пишет: Громадная монархия, которую я видел в 1914 году, с ее административной, социальной, финансовой и экономической системами, рухнула и разбилась вдребезги.Дальше — больше: Смертность в Петрограде — свыше 81 человека на тысячу; раньше она составляла 22 человека на тысячу. Рождаемость среди недоедающего и глубоко удрученного населения — 15 человек на тысячу; прежде она была почти вдвое больше.Но кто виноват в этом? В большинстве случаев коммунисты несут не бóльшую ответственность за эти злодеяния, чем, скажем, правительство Австралии.Ах, вон оно что. Всем английским любителям музыки знакомо творчество Глазунова; он дирижировал оркестрами в Лондоне и получил звание почетного доктора Оксфордского и Кембриджского университетов. Меня глубоко взволновала встреча с ним в Петрограде. Я помню его крупным, цветущим человеком, а сейчас он бледен, сильно похудел, одежда висит на нем, как с чужого плеча.Так кто, говорите, морит его голодом, правительство Австралии? Ни у крестьян, ни у духовенства нет никакого творческого начала. Что касается остальных русских, как в самой стране, так и за ее пределами, — это пестрая смесь более или менее культурных людей, не связанных ни общими политическими идеями, ни общими стремлениями. Они способны только на пустые споры и беспочвенные авантюры.В общем, все русские плохие, хорошие только большевики. Местами читаешь и узнаёшь современную Россию, хотя прошло 95 лет: Нехватка медикаментов и предметов ухода ужасающая, половина коек пустует оттого, что большее количество больных обслужить невозможно. Не может быть и речи об усиленном, подкрепляющем питании, если только родные каким-то чудом не достанут его и не принесут больному.Самое смешное, что электрификацию, одно из положительных достижений большевиков, Уэллс принял скептически: Осуществление таких проектов в России можно представить себе только с помощью сверхфантазии. В какое бы волшебное зеркало я ни глядел, я не могу увидеть эту Россию будущего.Остаётся впечатление, что я прочитала опус иностранца, плохо представляющего, где он был, но не потому, что он не видел окружающей действительности — не хотел видеть. К сожалению, это первое произведение Уэллса, с которым я имела честь познакомиться. Надеюсь, фантаст из него лучше, чем публицист. Мечтательность полезнее фантасту. Что касается большевизма — я бы сравнила его с христианством. Ранний большевизм, если судить по Уэллсу, был хорошим начинанием — отмена торговли (сравните, как Иисус изгнал торговцев из храма), общее хозяйство (накормил голодных рыбой), человек человеку товарищ (братья и сестры). Затем большевизм принял террористическую форму, не щадя ни старых, ни малых (сравните с инквизицией и крестовыми походами). Хрущёвский и брежневский периоды можно сравнить с возникновением протестантизма и общей гуманизацией церкви. А перестройку с современной церковью (всё равно какой: в католичестве — педофильские скандалы, в православии — ролексы и ягуары, в скандинавских церквях — венчание геев и священники-женщины). Не знаю, что будет с христианством, но что произошло с большевизмом, мы все прекрасно помним. И возвращаясь к "России во мгле", в последний раз цитирую автора, который так писал о наших предках, а заодно и о будущем России: Крестьяне совершенно невежественны и в массе своей тупы, они способны сопротивляться, когда вмешиваются в их дела, но не умеют предвидеть и организовывать. Они превратятся в человеческое болото, политически грязное, раздираемое противоречиями и мелкими гражданскими войнами, поражаемое голодом при каждом неурожае. Оно станет рассадником всяческих эпидемических заболеваний в Европе и все больше и больше будет сливаться с Азией.
mariepoulain
11 октября 2017
оценил(а) на
4.0
Уэллс беседует с Лениным, сентябрь 1920Уэллс видел Россию разной. В 1914 - громадной монархией на пороге колоссального и непоправимого краха; в 1920 - жалкой, разрушенной, погибающей; в 1934 - уже совершенно иной, бьющей новые рубежи. Он беседовал с Лениным, отмечал его ум, прямоту и живую улыбку; встречался со Сталиным и высоко оценил его как человека искреннего, порядочного и честного. Бродил по крупным городам, общался с писателями и учеными, посещал школы и театры... Но в его путевых заметках наша страна так навсегда и осталась "Россией во мгле".Мрачная, варварская, неприглядная... Такой она показалась Уэллсу в начале ХХ века, такой я сама помню ее в конце. Какая-то безжалостная ирония есть в этом моем дежавю, а ведь история продолжает идти по спирали, и как знать, как скоро начнется ее новый виток. Между тем, Уэллс в своих суждениях весьма сдержан. Придерживаясь социалистических взглядов, он искренне интересуется новым строем, хотя и не совсем разделяет его смелые устремления, не винит во всех бедах большевиков, а напротив, даже симпатизирует им.Оставляя в стороне извечный вопрос о том, заказали ли Уэллсу благоприятный отзыв о новой власти, нельзя не отметить, что заметки его издали в России почти сразу же. Кроме размышлений о политике и большого интервью с вождем, Уэллс показывает людей - и эти картинки надолго отпечатываются в памяти. Это голодающие светила науки, которым книги дороже хлеба; это знаменитый дирижер, мечтающий о нотной бумаге, которой теперь не сыскать; это гроздья людей, уцепившихся за подножку переполненного трамвая...Вот уже третий раз знакомлюсь с впечатлениями иностранцев о путешествиях по нашей земле, и каждый раз это так интересно! Сначала была "Московская экскурсия" по России 1930-х, затем потрясающий "Русский дневник" о России конца 1940-х. Теперь я побывала и в 1920 году. Только недавно я действительно начала осознавать все ужасающие масштабы разразившейся тогда катастрофы, только недавно тема революции стала задевать меня за живое, и теперь мне хочется почитать об этом чуть больше.М.Моя рецензия на книгу Московская экскурсия Моя рецензия на книгу Русский дневник
rijka
8 июля 2013
оценил(а) на
5.0
Любопытно, что заметки о путешествие 1920 года в Советскую Россию были переведены и опубликованы у нас уже в 1922. С 30-е по 50-е годы книгу не публиковали (причину можно выдумать и самостоятельно, думаю самый популярный вариант будет связан с особенностями политики Иосифа Виссарионыча), а потом опять раз в десять лет в разных переводах и разных предисловиях. Честно говоря, меня больше всего в книге поразила похожесть на события, имевшие место быть спустя полвека: нищета и апатия, крах существовавших систем и учреждений, бесконечная барахолка - и те же ученые, которые без нового белья и вынужденные доставать продукты продолжают оставаться не просто в строю, но и в некоторых вопросах на передовой. Не могу сказать, что книга - неоценимый источник по истории этого периода, по мне в ней больше пространных рассуждений о необразованной и тупой массе крестьянства, пассивно сопротивляющейся очень нужным и правильным действиям новой власти, но как один из вариантов западного мнения - безусловно очень интересна.
С этой книгой читают Все
Обложка: Актерское мастерство: самоучитель-справочник
Обложка: Ботинки, полные горячей водкой (сборник)
Обложка: Парень из преисподней
4.1
Парень из преисподней

Аркадий и Борис Стругацкие

Бесплатно
Обложка: Во весь голос (сборник)
4.3
Во весь голос (сборник)

Владимир Маяковский

Бесплатно
Обложка: Чародеи
4.2
Чародеи

Аркадий и Борис Стругацкие

Бесплатно
Обложка: Одесские рассказы
4.1
Одесские рассказы

Исаак Бабель

Обложка: Представление (сборник)
4.2
Представление (сборник)

Сергей Довлатов

Обложка: Жизнь коротка (сборник)
4.2
Жизнь коротка (сборник)

Сергей Довлатов

Обложка: Обитаемый остров
4.3
Обитаемый остров

Аркадий и Борис Стругацкие

Обложка: Обитаемый остров
4.3
Обитаемый остров

Аркадий и Борис Стругацкие

Бесплатно
Обложка: Зона. Записки надзирателя
4.2
Зона. Записки надзирателя

Сергей Довлатов

Обложка: Generation «П»
3.9
Generation «П»

Виктор Пелевин

Обложка: Заповедник
4.8
Заповедник

Сергей Довлатов

Обложка: Так говорил Заратустра
3.9
Так говорил Заратустра

Фридрих Ницше

Бесплатно
Обложка: Чемодан (сборник)
4.7
Чемодан (сборник)

Сергей Довлатов