Тяжелые времена Обложка: Тяжелые времена

Тяжелые времена

Скачайте приложение:
Описание
4.1
729 стр.
1854 год
12+
Автор
Чарльз Диккенс
Другой формат
Аудиокнига
Издательство
ФТМ
О книге
Действие романа «Тяжелые времена» происходит в промышленном городе Кокстаун, в котором все обезличено: люди одинаково одеты, выходят из дома и возвращаются в одни и те же часы, одинаково стуча подошвами одинаковых башмаков. В городе распространена философия фактов и цифр, которой следует богатый банкир Баундерби, такова и система воспитания в школе Грэдграйна – без любви, тепла, воображения. Бездушному миру фактов противостоит труппа бродячего цирка и маленькая дочь циркача – Сисси Джуп.
ЖанрыИнформация
Переводчик
Вера Топер
ISBN
978-5-4467-1923-5
Отзывы Livelib
strannik102
15 июня 2015
оценил(а) на
5.0
Первое знакомство с автором неожиданно (что скрывать, были опасения) оказалось приятным и...Авторский слог изобилует описаниями как картинок природы, так и подробными психологическими портретами героев и персонажей романа, да и без натюрмортов не обошлось. Однако то ли автор сумел точно прицелиться и попасть в яблочко моей доминирующей репрезентативной системы, то ли попросту моё настроение на момент чтения совпало с энергетикой романа Диккенса, но все эти описания совсем не показались излишне длинными и скучными, скорее наоборот, позволили приблизиться на расстояние тет-а-тет хоть с природными красотами, хоть с виртуально-книжными собеседниками.Несмотря на относительно небольшой объём, автор сумел вместить в этот роман несколько практически равнозначных смысловых и сюжетных линий, да ещё и переплёл их между собою в красочную многоцветную мозаику сродни разноцветным узорам макраме. И каждая линия выписана автором резко и крупно, без всяких экивоков и полунамёков.Понятное дело, что для быстрого возникновения конфликта автор пишет характеры основных персонажей контрастно и без полутонов (чем-то мне это напомнило Н.В. Гоголя и М.Е. Салтыкова-Щедрина...), в результате завязка романа образуется довольно быстро и автор вместе с читателем с удовольствием приступают к бросанию камней в кусты, наблюдая за реакциями и поступками персонажей. При этом Диккенс совсем не стремится превратить повествования в некий классический детектив, и хотя имя главзлодея напрямую не называется, однако же и тени сомнений в принципе нет в его адресации. Однако это не мешает сохранить интерес к развитию неких криминальных событий в романе...Любовно-лирическая линия не является в этой книге самодостаточной и скорее выполняет служебную функцию, чтобы навести и героев романа и вместе с ними читателей на рассуждения на темы морали и нравственности, чести и достоинства, ну и всякие прочие оттенки в этой цветовой гамме. А для усиления эффекта автор закручивает сразу две таких линии, чтобы читатель и посердился на британские нравы и законодательное крючкотворство в брачно-семейных отношениях, и посочувствовал одним и вознегодовал в отношении других...Сатирическая и критическая масса отношений автора к некоторым другим персонажам порой и в самом деле приближается к понятию "критическая масса", уж больно хороши и незадачливый буквоед и педант отец, и чванливый хозяйчик и банкир, и самоуничижительная высокомерная родовитая особа в роли прислуги и сотрудницы, да ещё и с претензией на роль приживалки и сердечного друга. Да и братец, блин, удался на славу...А ещё пусть и впроброс, но зато во весь голос и отчётливо проговорены нюансы положения рабочих на английских фабриках и мануфактурах, заводах, шахтах и прочих рабочих местах. И тут авторский голос звучит мощным криком, призывая читателей-современников задуматься о бесправном положении рабочих и о судьбах их самих и их семей.
OlgaZadvornova
13 мая 2021
оценил(а) на
4.0
Самый короткий роман Диккенса, незамысловатый по сюжету, без умопомрачительных тайн. Но зато тут полно «фирменных» диккенсовских персонажей, и как всегда, фирменная ирония, и гротеск, и сентиментальность. Всё действие происходит в небольшом вымышленном северном городке Кокстауне, небо которого задымлено ткацкой промышленностью. Этакий мини-Манчестер, который описала Элизабет Гаскелл в своём романе Мэри Бартон . Дымящие трубы, грохот машин, заводской гудок, длинный рабочий день, а по вечерам рабочего ждёт – холод одинокой каморки или неодинокой, а наоборот, тесной с большой семьёй, полной проблем. А ещё вариант жизни рабочего в холодной каморке - это ад вдвоём с опустившимся (ейся) супругом (ой). Так безрадостна и беспросветна жизнь Стивена Блекпула, честного скромного рабочего-ткача, работающего на фабриканта мистера Баундерби. На все вопросы, жалобы и просьбы рабочих у мистера Баундерби один ответ – вы хотите есть черепаховый суп из золотой ложечки и ездить на шестёрке лошадей. Эти упрёки всем и каждому в якобы непомерных запросах он подкрепляет легендой о самом себе, о том, как и чего он добился, будучи брошенным в раннем детстве в канаве. Легенда, конечно, фиктивная, как и все легенды людей, которые никому ничего не должны и сделали себя исключительно только сами. Баундерби это, конечно, диккенсовский персонаж № 1, гротескный, но такой жизненный.Если мистер Баундерби – это этакий снобизм наоборот, то вот вам в пару к нему персонаж № 2 со снобизмом другой крайности – его экономка миссис Спарсит. Из обедневших аристократов, вынужденная пойти служить и сама зарабатывать себе хлеб. На самом деле миссис Спарсит состоит бог весть в каком родстве с некой леди Скэджерс (если её кто-нибудь помнит), а муж её был «из Паулеров», но несмотря на то, что произносилось это так многозначительно, никто не понимал намёка. И неважно, что замужем она была всего месяц, так как муж её, дважды прокутив состояние и трижды наследство, умер где-то в глуши от пороков. Но зато как миссис Спарсит умеет морщить свой римский нос и величественно нести свои высокородные брови! Тоже изумительный диккенсовский персонаж. Абсолютно жизненный.Есть ещё мистер Грэдграйнд, попечитель школы , где детей воспитывают по разработанной им системе. Система состоит в том, чтобы исключить из жизни всякое воображение, фантазии, чувства, ничто не должно отвлекать их от усвоения как можно большего количества фактов. Только рациональное мышление, только факты, факты и точность. Машинное воспитание в пару к машинному образу жизни эпохи индустриализации. Своих собственных детей мистер Грэдграйнд воспитывает по той же системе. И вот они выросли… Луиза, сердце которой не закрылось, несмотря на всё усердие такого воспитания и бездушный Томас…Английский город 19-го века. Акварель Луизы Райнер
russian_cat
24 мая 2018
Начну с банальности, но бывают "твои" авторы и "не твои". На этой неделе окончательно осознала, что Диккенс - не мой автор. Ну не вхожу я с ним в резонанс. Не цепляет меня. Даже красивым классическим языком не могу наслаждаться, потому что слишком многое другое не нравится. И так уже не впервые. До этого момента в моем багаже были уже две достаточно увесистые книги Диккенса. Одна из них не понравилась совсем, с другой дело обстояло чуть лучше, но в восторге я тоже не была. "Тяжелые времена" были последней попыткой подружиться с автором, но, видимо, не судьба. Так что на этом я, пожалуй, с ним и закончу. Я прослушала книгу примерно до половины. Дальше не стала. Почему? По двум причинам. Первая: у меня было полнейшее ощущение, что книга еще даже не началась. Такое со мной иногда бывает, и я очень не люблю это чувство: читаешь-читаешь книгу, а все кажется, что это только вступление и вот скоро должно начаться действие. Потом ты внезапно осознаешь, что книга перевалила за середину и действие-то уже давно идет (оказывается, это уже несколько часов, как оно!), а тебя не только не утянуло, но даже и не заинтересовало ни капли. Вот так было и здесь. Вторая причина: я совершенно не могла сосредоточиться на книге. Было ну о-о-очень скучно. Невыносимо. Я в процессе отвлекалась на все, что только могла, думала о чем угодно, но только не о героях и сюжете. Печаль-беда.В связи со всем вышесказанным, сказать о книге что-либо вразумительное я не могу. Даже пересказать сюжет толком не могла бы, потому что он удивительным образом улетучивался из головы почти сразу после прослушивания очередного фрагмента. Так, отдельные моменты помню, но все воедино связать не могла бы.Единственное, что определенно и неизменно, о какой бы книге Диккенса речь ни шла: герои бесят. Все. Какие-то из них просто сами по себе твари, а какие-то как будто хорошие, но все равно раздражают. Слезами ли или христианским смирением, или наивностью, или чем-то еще, но раздражают. Так что даже и попереживать-то не за кого. Это, наверное, потому, что автор любит преувеличивать отдельные черты своих персонажей, будь то практичность, черствость, тщеславие, доброжелательность или отсутствие мозгов, так что мне никак не удается воспринимать их иначе, чем как карикатуры. А читать целую книгу, состоящую исключительно из карикатур, мне тяжело и неинтересно, увы.Ах да, еще меня безумно утомляет, когда эти самые персонажи по десять раз повторяют одно и то же, одно и то же, одно и то же... Уже прибить хочется, причем всех разом.Тут, конечно, можно было бы насладиться иронией и сарказмом автора, очень ярко изображающего современные ему тенденции в развитии викторианского общества, "идеал" человека "трезвого ума, очевидных фактов и точных расчетов" в противовес всяким глупым мечтателям и романтикам, и что из этого человека и его системы воспитания детей и рабочих вышло, но у меня почему-то не получилось (насладиться, в смысле). В чем идея, осознала, с человека пофыркала, за его детей погрустила чуточку, проникнуться - не прониклась. Жаль.А что касается шахтеров и вообще рабочих и их отношений с "правящим классом", так я лучше пойду перечитаю Кронина. Или Золя. Их книги зацепили меня просто несоизмеримо сильнее...P.S. Все-таки книги иногда нужно бросать. Я не так уж часто это делаю, но если ты, приняв решение отложить книгу, испытываешь облегчение от того, что она над тобой больше не висит, решение было определенно правильным.
Uchilka
17 июня 2018
оценил(а) на
4.0
Забудьте самое слово "воображение". Оно вам ни к чему.Именно к этому на первых же страницах призывает своих воспитанников школьный учитель с прекрасной фамилией Чадомор. Долой воображение! Факты, факты и ещё раз факты! Это новая революционная доктрина, объединяющая двух попечителей учебного заведения - мистера Баундерби и мистера Грэдрайнда, и реализуемая ими не только в стенах школы, но и в собственных домах. Так, мистер Грэдрайнд со своей безликой миссис, убрав из обихода такие крамольные вещи, как художественные книги, запретив дочерям заниматься рукоделием, выходить в свет и главное - мечтать, с успехом прививают своим детям уважение исключительно к фактам. Потому в доме царят книги с синими корешками, призванные давать конкретные ответы на конкретные вопросы. Что до холостяка мистера Баундерби, банкира, вышедшего из грязи в князи, о чём он сам не перестаёт с гордостью твердить всем и каждому, то он ведёт скромную жизнь и имеет в качестве прислуги пожилую разорившуюся и одинокую аристократку, миссис Спарсит, вынужденную смиренно вести его хозяйство, чем мистер Баунберби, кстати, тоже крайне гордится.И вот однажды мистер Грэдрайнд берёт под свою опеку Сесси Джуп, девочку из своей школы, дочку сбежавшего циркача. Она, конечно, не может стать подругой Луизе, дочери самого мистера Грэдрайнда, но ей всё же удаётся немного приоткрыть завесу, скрывающую от Луизы другой мир. Пока, правда, только чуть-чуть. А настоящие события начинают разворачиваться лишь через несколько лет, когда двое старших детей Грэдрайнда вырастают. История, которую рассказывает Чарльз Диккенс, с одной стороны, крайне проста. В ней нет загадок, события развиваются именно так, как должны. А с другой стороны, история эта сплетена необычайно красивым и сложным узором из нескольких нитей повествования, с прекрасными, может быть, чуть утрированными характерами персонажей, с восхитительными по своей точности рассуждениями. Серьёзность тем у автора скрашивается тонким юмором, иронией, чудесными описаниями. К примеру: ...миссис Спарсит очнулась от задумчивости и перенесла на третий этаж свои густые чёрные брови, в ту минуту явно нуждающиеся в утюге, так сильно они были наморщены от напряжённой умственной работы. ...и примечательного в нём было только до крайности худосочное туловище, подпёртое длинными тощими ногами и увенчанное головой столь малых размеров, что о ней и говорить не стоит. (покойный мистер Спарсит)Одна из тем, которые поднимает автор в "Трудных временах", - это опять же социальное неравенство: богатые зажравшиеся аристократы и бедный, но честный люд, трудящийся в поте лица на фабриках толстосумов. Да, книга действительно революционная, но не в том смысле, который вкладывали в это понятие советские критики, навешивая на английских рабочих табличку "пролетарий" и тут же говоря про ограниченность взглядов писателя на революционные методы борьбы. Ну нет у Диккенса баррикад, никто не поднимает булыжник. Зато рабочий Стивен, который отказался выдвигать требования работодателю, у него оказывается честным, щепитильным, и вообще крайне положительным страдальцем. В общем, беда с этим Диккенсом. Вроде бы наш, ратующий за справедливость, да не тому рабочему посочувствовал, и нет в его романе эффективного завершения этой темы. Да и бог с ними, с критиками.В рядах диккенсовских богатеев тоже нет единства. Если мистер Баундерби являет собой пример чванливости и лицемерия, причём возведённый в куб, то мистер Грэдрайнд настолько погряз в своей теории фактов, которая выросла до угрожающих здравомыслию размеров, что после смерти жены ...немедля возвратился к своей куче шлака и снова принялся просеивать её в поисках потребного ему хлама, пуская пыль в глазадругим мусорщикам, ищущим потребного им хлама - короче говоря, вернулся к своим обязанностям парламентария.Или вот чудесный молодой человек, от безделья положивший глаз на Луизу Грэдрайнд. ...побывал в драгунских корнетах - и соскучился; потом побывал за границей в свите английского посланника - и соскучился; потом добрался до Иерусалима и там тоже соскучился; наконец побродил на яхте по всему свету и опять-таки соскучился.Или брат Луизы, Томас Грэдрайнд...Цитировать можно бесконечно, настолько чудесен Диккенс.
tatelise
17 января 2015
оценил(а) на
4.0
Когда в семье появляется ребенок, то родители мечтаю чтобы их чадо было здоровым, веселым и...богатым. Ребенок растет, они водят его в кружки, секции, не задумываясь, а нравится это самому ребенку? У некоторых детей даже передышки нет и свободного времени. Все это хорошо и замечательно, что ребенок чем-то увлечен, у него есть хобби и интересы . Мама и папа работают, дети занимаются. Наступают выходные, каждый занят своим делом...Вот так ребенок и вырастает, становится успешным, но человеком или роботом он становится. В этой беготне жизни не было возможности становления душевных качеств. И мы удивляемся , что рядом с нами расчетливые, циничные люди, котором глубоко наплевать на беды других, и не знают что есть на свете душевное тепло, эмоции. Но конечно не все мы такие и это радует. Когда я читаю классику, всегда пытаюсь углядеть в ней обращение писателя к потомкам. В этом романе Диккенса оно тоже есть невидимое обращение к нам. В его книге главный герой воспитывая двух детей, делает упор на математическое воспитание, не обращая внимания на воспитание других немаловажных для личности качеств. Не разрешает мыслить, думать, читать...Это приводит к плачевным результатам. Автор пытается предотвратить такие трагедии в будущем. Мы все индивидуальны. У кого математический склад ума, кто-то гуманитарий, какими мы родились , такими и будем, но остальное зависит от родителей, общества и образа жизни. Хотелось бы дать совет тем, кто только собирается читать эту книгу. Если вы начали читать , то дочитайте обязательно до конца. Когда я начала читать, то прочитав половину , расстроилась. Диккенс один из любимых моих авторов, классик, а читается трудно и не понятно к чему все это идет. И только ближе к концу начинают разворачиваться события, которые захватывают и удивляют , ведь ничего не предвещало такого разворота сюжета. Иногда и классики умеют быть современными.
С этой книгой читают Все
Обложка: Ее тело и другие
3.6
Ее тело и другие

Кармен Мария Мачадо

Обложка: Ярмарка тщеславия
4.6
Ярмарка тщеславия

Уильям Теккерей

Бесплатно
Обложка: Баллада Рэдингской тюрьмы
4.6
Баллада Рэдингской тюрьмы

Оскар Уайльд

Бесплатно
Обложка: Таинственный остров
4.9
Таинственный остров

Жюль Верн

Бесплатно
Обложка: Братья Карамазовы
4.5
Братья Карамазовы

Федор Достоевский

Бесплатно
Обложка: Евгений Онегин
4.7
Евгений Онегин

Александр Пушкин

Бесплатно
Обложка: Палата № 6
4.8
Палата № 6

Антон Чехов

Бесплатно
Обложка: Двадцать тысяч лье под водой
4.7
Двадцать тысяч лье под водой

Жюль Верн

Бесплатно
Обложка: Погоня
4.8
Погоня

Джеймс Оливер Кервуд

Бесплатно
Обложка: Анна Каренина
4.7
Анна Каренина

Лев Толстой

Бесплатно
Обложка: Устрицы
4.7
Устрицы

Антон Чехов

Бесплатно
Обложка: Преступление и наказание
4.9
Преступление и наказание

Федор Достоевский

Бесплатно
Обложка: Игрок
4.5
Игрок

Федор Достоевский

Бесплатно