Двенадцать стульев Обложка: Двенадцать стульев
Бесплатно

Двенадцать стульев

Скачайте приложение:
Описание
4.5
716 стр.
1927-1928 год
16+
Автор
Илья Ильф
Серия
Остап Бендер
Другой формат
Аудиокнига
Издательство
Общественное достояние
О книге
Это – книга, которую любят все: от интеллектуалов до обывателей. Это – книга, раздерганная на цитаты сразу же, как только она появилась на столах читателей. Это – «Двенадцать стульев». Желаете комментарии? А может, вам еще ключ от квартиры, где деньги лежат? Шутите, парниша!
ЖанрыИнформация
ISBN
5-17-005870-9
Отзывы Livelib
Ponedelnik
19 сентября 2014
оценил(а) на
5.0
Здесь были Киса и Ося Как я стала общаться в реальной жизни после того, как прочла эту книгу...- Девушка, я, конечно, извиняюсь, но вы мне на ногу наступили...- Хамите!- Что ж вы на таких каблуках-то стоите? Вон место свободное!- Хо-хо!Или:- Все, я пошла.- Чего пошла... езжай в таксо!Или:- Какая у тебя курточка классная!- Вообще-то, это мексиканский тушкан.Ну и наконец:- Иван Андреевич, не учите меня жить!- Девушка, тяните билет уже наконец...
Empty
14 февраля 2011
оценил(а) на
5.0
"-- Вы довольно пошлый человек,-- возразил Бендер,-- вы любите деньги больше, чем надо. -- А вы не любите денег? -- взвыл Ипполит Матвеевич голосом флейты. -- Не люблю. -- Зачем же вам шестьдесят тысяч? -- Из принципа!" (читал сто раз, чуть ли не наизусть знаю. Благо, фильмы посмотрел только где-то после третьего перечитывания)Начало ХХ века -- эпоха зарождения Советского Союза и, соответственно, советской литературы. Юмора в чистом виде в тогда не существовало вообще -- было словосочетание "сатира и юмор", при чём сатира на первом месте. Нет сатиры -- не идейно. "12 стульев" -- первая серьезная проба пера для тандема Ильф-Петров в жанре романа. Но жанр социальной сатиры -- их конёк. Почти нет в романе полностью позитивных личностей. Зато по негативным аспектам тогдашней жизни прошлись основательно. Никто не забыт, ничто не забыто: растратчики, приспособленцы, бездарные поэты и журналисты, рестораторы и продавцы, театральные режиссёры, кинорепортёры, метростроевцы, мещане, лохи, теневые бизнесмены , даже бухающий на синий цвет монтёр Мечников и гламурное кисо Эллочка Щукина с разговорным запасом в 30 слов и глянцевыми журналами. Так же досталось дефициту, некачественному питанию, жилищному вопросу, бюрократии, качеству дорог etc. Но сатира не стала чтением моралите: указывать на чужие проступки и недостойное поведение в романе попросту некому, вся суть сводится к тому, что наглый, весёлый и находчивый аферист кидает прижимистых, трусливых и тупых аферистов. Отдельный нокаут писатели наносят служителям культа за что им от меня отдельное огромное спасибоВыбрав столь несложный сюжет, Ильф с Петровым одним выстрелом валят двух зайцев: хоть и сразу понятно, в котором, по счёту, стуле будут вожделенные бриллианты, читатель всё равно с интересом следит за продвижением героев, ведь каждый новый стул приближает находку, что влечёт за собой всё возрастающий накал страстей. С другой стороны, авторам не нужно особенно заморачиваться, чтобы вплести в сюжетную линию новое место действия или персонажей.Широка география романа: уездный городок, Москва, Харьков, Крым, Грузия, Поволжье. Поскольку авторы сами, как журналисты, посещали все точки маршрута парочки махинаторов, то пейзажи, быт и вообще атмосфера передана на твёрдую пятерку. Лично я услышал и грозный рев Терека у военно-грузинской дороги, и влажную сонную тень кипариса у дачи инженера Брунса на Зелёном мысе. Да и вообще, в виду наличия отсутствия идеализированных черт характера у действующих лиц, все они получились очень реалистичными, почти живыми. Со слогом и колким юмором у авторов тоже всё сложилось. Фразочки типа "может тебе ещё ключи от квартиры, где деньги лежат?" или "молодая была уже далеко не молода" твердо и навсегда вошли в нашу речь. Поэтому сухой и жестокий финал, завершение двумя страницами боли и разочарования трёхсот страниц надежды и оптимизма кажется, написан третьим человеком, абсолютно не похожим на Ильфа с Петровым. Но здравый смысл говорит, что по-другому всё завершиться попросту не могло.Интересно другое. Задуманный как остро негативный персонаж, циничный, горделивый, эксцентричный "провинциальный Антоний" Бендер завоевал народное признание, экранизации с харизматичными Гомиашвилли и Мироновым только усилили эту любовь. Наверное, один из двух случаев такого рода в той стране. Второй -- Волк из "Ну, погоди!"Мне лично очень нравится роман, как и всё творчество его авторов. Это не для избранных, на форзаце русским по белому написано: "для широкого круга читателей". Искать там философское зерно или подстрочный второй смысл столь же бессмысленно,как искать в порнофильме сложный интригующий сюжет. Время, в котором могли существовать подобные люди и явления, ушло, роман сейчас кагбэ не актуален. Но это до сих пор интересно, увлекательно, смешно. А ни к чему иному авторы, вроде, и не стремились.
boservas
7 января 2020
оценил(а) на
5.0
Это одна из моих самых любимых книг, которую я местами знаю наизусть. Про неё написано много рецензий, шутка ли - моя будет 501-й. Поэтому писать очередной панегирик великому роману считаю бессмысленным и постараюсь написать не столько о книге, сколько о её главном герое - Остапе-Сулеймане-Берта-Мария Бендер-бее. Нет, я не плачу и не рыдаю, На все вопросы я открыто отвечаю, Что наша жизнь - игра, и кто ж тому виной, Что я увлёкся этою игрой. С игры всё и началось, а именно с бильярда. У авторов был такой знакомец - журналист-бильярдист Глушков, которому принадлежала эпохальная фраза: «Может быть, тебе дать ещё ключ от квартиры, где деньги лежат?» Решив позаимствовать эту фразу у товарища, авторы придумали Бендера исключительно для разового появления в романе и произнесения этой душещипательной фразы. И всё!Но! Авторы не взяли в учёт сногсшибательную харизму этого героя, который отказался покидать страницы рождающейся книги, и твёрдо заявил ошарашенным такой наглостью авторам: "Командовать парадом буду я!" И они увлеклись предложенной персонажем игрой и поставили на него! Остапа понесло! И перед кем же мне извиняться, Мне уступают, я не смею отказаться, И разве мой талант, и мой душевный жар Не заслужили скромный гонорар.Остап ведь в самом деле был чертовски талантлив во всем, за что бы он не брался, кем он только не был до появления в романе, и кем он только не побывал уже в качестве героя романа: пожарным инспектором был, судебным приставом был, координатором тайной организации был, художником был, даже шахматистом был. Уверен, что я упустил пару-тройку его "профессий".Ну, а с душевными качествами... Да, он аферист и циник, но не законченный подлец, есть в нем что-то благородное и поэтическое, что подкупало и продолжает подкупать сначала героев, встреченных им на страницах книги, а затем и читателей. Вот и Кису он не бросил, хотя имел все основания "справиться с его делом сам". И согласитесь, какая прелесть, Мгновенно в яблочко попасть, почти не целясь, Орлиный взор, напор, изящный поворот, И прямо в руки запретный плод.Остап обладает потрясающей харизмой, основанной на безмерной наглости, беспардонности и совершеннейшей актёрской игре. У бедной мадам Грицацуевой не было ни одного шанса устоять перед обаянием этого решительного и настойчивого молодого брюнета, да и Эллочку он очаровал. Ну, с женщинами - это понятно, но и мужчины проникались немотивированным доверием к этому удивительно располагающему "товарищу", помните как провёл он Варфоломея Коробейникова.И он всегда добивался своего, ну, или почти всегда, в результате его душевная мягкость его и сгубила - Киса "зарезал товарища Бендера", но, если бы Остап сам отправился в клуб железнодорожников, какое горькое разочарование его там ожидало... но он бы справился с потрясением, перевернул бы страницу со словами "Заседание продолжается!" О, наслажденье скользить по краю, Замрите, ангелы, смотрите, я играю, Моих грехов разбор оставьте до поры, Вы оцените красоту игры.Если говорить о красоте игры, то хотелось бы отвлечься от текста романа и перенестись к его экранизациям - фильмам Гайдая и Захарова и образам Остапа, созданным Арчилом Гомиашвили и Андреем Мироновым. Не знаю как вам, а по мне истинный Остап Бендер - это Арчил Гомиашвили. Мне его трактовка нравится гораздо больше. Да и фильм Гайдая на порядок лучше захаровского варианта, но я сейчас веду речь не о фильмах целиком, а об образе главного героя.Может быть потому что Гомиашвили мало снимался, его Остап получился цельным и колоритным. В Бендере Миронова, к сожалению, слишком много самого Миронова. Я Миронова тоже очень люблю, это мой любимый киноартист 60-70 годов, но в нем слишком много собственной харизмы, которой он не мог не поделиться с изображаемым персонажем и поэтому его Остап слишком сильно смахивал на... администратора из "Обыкновенного чуда", помните: "Вы… привлекательны. Я… чертовски привлекателен. Чего зря время терять?" Я не разбойник и не апостол, И для меня, конечно, тоже всё не просто, И очень может быть, что от забот моих Я поседею раньше остальных. Нет, седым представить Остапа невозможно, он для нас останется вечно молодым, дерзким и неотразимым. А как он говорил, как говорил - что не фраза, то цитата! Я уже рассказал как он появился на страницах романа благодаря цитате, ну а затем: "Лед тронулся, господа присяжные заседатели, лед тронулся!!" - они посыпались одна за другой.Как часто мы берем взаймы у Остапа его крылатую лексику, когда появляется повод сострить, а собственных оригинальных заготовок - кот наплакал, и тогда за нас отдувается он - сын турецкого подданного. "Да, это вам не Рио-де-Жанейро!" - говорим мы, когда нас что-то не устраивает. "Кто скажет, что это девочка, пусть первым бросит в меня камень!" - произносим мы, указывая на очевидное. "Почем опиум для народа?" - спрашиваем мы, когда нас дурят. "Мы лишние на этом празднике жизни" - констатируем мы, будучи разочарованными чем-то. И прочая-прочая-прочая.... Но я не плачу и не рыдаю, Хотя не знаю, где найду, где потеряю, И очень может быть, что на свою беду Я потеряю больше, чем найду.Конечно, в контексте обсуждения главного героя романа и его киновоплощений, нельзя не коснуться и его повзрослевшей версии из "Золотого телёнка" в исполнении Сергея Юрского, хотя хронологически тот фильм был раньше двух других.. Я почему о нем вспомнил, наверное, потому, что из всех троих Остапов, образ созданный Юрским лично мне ближе других. Кто-то со мной не согласится, но я не настаиваю, но мне было бы интересно увидеть Юрского в условиях сюжета "Двенадцати стульев".Но в чем фильм Захарова превосходит другие, так это в музыкальном оформлении, песни в исполнении Миронова там просто чудесные, и не только про парус, которую я взял в качестве заголовка и рефрена для своей рецензии, но и остальные. Мне особенно нравится "Ах, неужели не хочется вам натыкаясь на скалы и мели, тем не менее плыть по волнам.." Но и следующие строки тоже бессмертны: Пусть бесится ветер жестокий В тумане житейских морей, Белеет мой парус такой одинокий На фоне стальных кораблей. Белеет мой парус такой одинокий На фоне стальных кораблей.
TibetanFox
5 мая 2014
оценил(а) на
5.0
«Двенадцать стульев» — плутовской роман по классическим канонам и по не менее классическим же канонам – роман-фельетон. Поэтому читать его с каждым годом всё труднее и труднее. Почему? Да очень просто. Он промывает косточки и прилежно высмеивает реалии всего одного далёкого от нас года, а современный мир настолько от них ускакал, что мы уже и понять не можем, где смеяться. Да и не только то, где смеяться. Я старательно интересуюсь бытом того времени, но и для меня в романе есть куча вещей, которые без комментариев историков абсолютно непонятны. Почему, например, Остап Бендер был сыном именно турецкоподданного? Это не просто красочная деталь, по одной этой фразе способно развернуться целое море трактовок. Скорее всего, этот пункт значит, что папочка Остапа был таким же хитрованом, что и сынок, проживающим в районе Одессы. И был он евреем, но так как Израиль в то время был под подданством Турции, то он этим воспользовался и туда эмигрировал. Не исключено так же, что эта строчка понадобилась обоим для того, чтобы их не призвали в армию, как связанным с государством-соперником в конфликте. Всего два слова «сын турецкоподданного» — а уже вон какой пласт из биографии. И сейчас фиг ещё этот пласт раскопаешь и узнаешь, какая версия точная, а в момент издания книги все понимали эти намёки так же ясно, как сейчас фразу «президент краб». Се ля ви. Ставили меня в тупик и заставляли неистово гуглить и более бытовые мелочи. Например, шарфик, который купил себе Остап. Румынского оттенка. А что это значит? Оттенка флага Румынии? Быть того не может. И вновь зарываемся в историю Одессы 20-х годов, находим справочник по моде и узнаём, что щёгольский костюм Остапа — типичный для того времени, и шарфик румынского оттенка полагается светлого нежно-розового оттенка. А не белого, как в киношке. Справиться со всеми этими мелочами, кстати, некисло помогает хорошее издание «Двенадцати стульев», снабжённое комментариями. Но вот петрушка, в сети я такое смогла найти, но читать его не слишком удобно, а вот на бумаге — не смогла. И ещё про издания. Недавно выпустили полную версию «Двенадцати стульев», которая распухла примерно на треть объёма. Так вот я её почитала тоже в своё время и могу точно сказать: это только для фанатов. Если брать её читать сразу, то искрящееся юмором произведение значительно потухнет, потому что вырезали, в основном, действительно тягомотные вещи, ненужные рассуждения и воду. Ну да ладно, вернёмся к книге. Не знаю, насколько верны легенды, связанные с написанием книги. Сюжет, в общем-то, не отличается оригинальностью. Двенадцать стульев, в одном — сокровище, плут ищет это сокровище, встречая на своём пути щедрые препятствия, которые рассыпает советская действительность. Но если слегка абсурдная советчина постоянно ставит палки в колёса плуту, то она же и толкает его вперёд. Ведь не будь брешей в системе советского уклада, не будь люди воспитаны именно такими, то не смог бы он выкручиваться, чтобы двигаться вперёд. У плута, как водится, есть нелепый помощник, есть видимость соперничества (хотя куда уж там отцу Фёдору, который неизменно видится мне эдаким Кураевым), много женщин и омарохайямовский подход к жизни. Впрочем, возвращаясь к первому предложению моего отзыва — плутовской роман построен по классическому канону. А значит о внутреннем мире героя мы не узнаем ничего. Ни его мысли, ни мысли третьего лица, то бишь автора. Мы можем только пытаться домыслить, но и это непросто, когда на книжных страницах только экшен-экшен-экшен. И так получается, что авантюрист Бендер нам очень симпатичен. Авторы не говорят нам, что он плох, поэтому мы вольны наделить его всеми романтическими фантазиями и трактовками, которые только придут в нашу голову. Особенно же Бендер приятен тем, что все свои хитрованские штучки проворачивает не где-то среди рыцарей и королей, а под носом простых дядей Петей и тётей Машей. И хотя при зрелом рассуждении становится понятно, что Бендер человечишка так себе, нет-нет да проскочит мыслишка, что в нём бурлят трикстеровские страсти, сокрыта где-то мировая справедливость, и он своими плутнями несёт гармонию в однобокую советскую систему. Эдакий мировой пассионарный огонёк, который чуть-чуть подпаливает неповоротливую толстую тушку государства.Я не исключаю варианта, что ещё через десяток лет популярность «Двенадцати стульев» и вовсе сойдёт на нет, даже экранизации не смогут сохранить искру интереса. Грустно, но неизбежно. Хотя и вечные темы в романе тоже высмеиваются.Ну и напоследок благодарность человеку, который прочитал мне эту книгу от корки до корки по скайпу. Сама я читаю очень быстро, а тут был взят идеальный темп для того, чтобы успеть обдумать каждое слово, нагуглить каждый непонятный момент… И просто понаслаждаться тем, как за смуглого улыбчивого южанина Бендера 27 лет от роду читает смуглый улыбчивый южанин того же возраста. Однако-с резонанс!
violet_retro
10 сентября 2014
оценил(а) на
5.0
Земную жизнь пройдя до… примерно трети я наконец-то прочитала про Остапа Бендера. Да-да, лед тронулся, господа присяжные заседатели. По этому поводу имею сказать следующее: описать данное произведение можно известным небольшим набором слов, который в десять раз меньше словарного запаса людоеда из племени Мумбо-Юмбо.Прежде всего, скажу от души «Кр-р-расота!».И, конечно же, «знаменито». Из этих двух емких слов читатель может без всякого труда понять, что я пребываю в восхищении, и ощутить намек на энциклопедическую справку – известный роман написан в начале двадцатого века, действительно знаменит, плотно вплетается своими строками в культурные пласты русского языка и всячески прекрасен. Далее подразумевается еще три абзаца повествования об истории сего произведения, все мы люди образованные и легко представим себе их содержание в надлежащем виде, с упоминанием множества аллюзий и отсылок, сложности восприятия для человека, далекого от советских реалий 20-х годов и всего прочего.«Мрак!», говорю я, и читатель сразу же ощущает всю глубину моего стыда, вызванного тем, что до сего момента я жила и не знала, как несет Остапа и почему, в чем соль спасения утопающих руками самих утопающих, откуда растет хвост шанхайского барса и многое, многое другое. Теперь эти истины мне открылись и я, «ого!», чувствую невообразимое облегчение. Например, теперь я могу сразу отметить, когда за окном такие погоды настали отвратительные. Хо-хо! Этот толстый и красивый роман вдохновил режиссеров на 12 экранизаций и спектаклей, а также на четыре ленты «по мотивам», из которых я не видела ни одной. Знаю, знаю. Жуть! Этот информационный вакуум вокруг меня совершенно необъясним, зато полностью оправдывает использование мной данного словаря – словаря человека с ограниченным кругозором, живущего потреблением и платьицами. Но не учите меня жить. Не стоит и говорить, что я еще и вторую книгу обязательно прочитаю. Не все потеряно, господа присяжные заседатели, не все. Только что же это? У вас вся спина белая!
С этой книгой читают Все
Обложка: Скотный Двор
4.6
Скотный Двор

Джордж Оруэлл

Обложка: Собачье сердце
4.4
Собачье сердце

Михаил Булгаков

Обложка: Белая гвардия
4.3
Белая гвардия

Михаил Булгаков

Обложка: Машенька
4.0
Машенька

Владимир Набоков

Обложка: Трое в лодке, не считая собаки
Обложка: Возлюби ближнего своего
4.5
Возлюби ближнего своего

Эрих Мария Ремарк

Обложка: Золотой теленок
4.5
Золотой теленок

Илья Ильф, Евгений Петров

Бесплатно
Обложка: Волшебник Изумрудного города
Обложка: А зори здесь тихие… (сборник)
Обложка: Превращение
4.1
Превращение

Франц Кафка

Обложка: Милый друг
4.4
Милый друг

Ги де Мопассан

Обложка: Денискины рассказы (сборник)
4.6
Денискины рассказы (сборник)

Виктор Драгунский

Обложка: Пятая гора
5.0
Пятая гора

Пауло Коэльо

Обложка: Пересказ романа Рэя Брэдбери «451 градус по Фаренгейту»
Обложка: Холодный дом
4.3
Холодный дом

Чарльз Диккенс

Бесплатно