Соборяне Обложка: Соборяне
Бесплатно

Соборяне

Скачайте приложение:
Описание
4.2
770 стр.
1872 год
12+
Автор
Николай Лесков
Издательство
Общественное достояние
О книге
Николай Семенович Лесков – один из лучших мастеров русской прозы, «самый русский из русских писателей», «прозёванный русский гений», по определению И.Северянина. В его произведениях создан удивительный, сияющий слезами восторга и доброй улыбкой иконостас российских подвижников и праведников. Данный роман живописует быт и бытие церковных людей, горе и радости русского духовенства – отчасти идеализированно, отчасти с лукавством и насмешкой.
ЖанрыОтзывы Livelib
Kseniya_Ustinova
27 мая 2020
оценил(а) на
5.0
Книга изначально не задумывалась как роман, а наоборот, издавались отдельные рассказы и повести в различных журналах, и куда позже уже были собраны в единую "хронику". Это чувствуется, есть некая разрозненность в повествовании, местами не хватает связующих нитей. Но на этом из недостатков у меня все. Я очень люблю когда эксплуатируют религию в мультимедии, причем от махо-седзе до философских трактатов. Это весьма нестандартная жизнь, в попытках осмыслить себя и свое дело, либо пользование положением. Грубо говоря, почва крайне благодатная для разворачивания богатых сюжетов. В романе есть проповедники и дьячки, прихожане, меряне и те, кто не видит в этом смысла. Очень уж понравилась часть про кости, про столкновении науки и религии, и как раскрыли и мать и сына, показывая, что для каждого своя правда - правда. Понравилась и история про пирамиду, которую строили без масштабов. Очень язык понравился, так сказать деревенский, простой, он придавал шарма и атмосферы. Не могу назвать книгу "глубокой", хоть и многое и важное подчеркнуто и отмечено, всё это поверхностные, поведенческие ситуации, души не открывали и не терзали по настоящему. Впрочем, мне хватило и того что было.
lesidon
2 октября 2018
оценил(а) на
5.0
Лично мне очень жаль, что все у Лескова в основном знают "Левшу", ну а на крайний случай - "Леди Макбет Мценского уезда" или "Очарованного странника", да и то очень плохо, потому что тогда в школьные годы это воспринималось как что-то не нужное, и вообще, когда будем проходить Толстого и Достоевского, а не вот его. Произведения у Лескова сами по себе очень прозрачные и светлые (тут мы отделим искусство от создателя, ибо Лесков, на мой взгляд, был тем ещё ревнивцем уклада "Домостроя"). Теперь к "Соборянам". Хоть у меня и очень неприятные личные ощущения от нашего духовенства (в общем смысле, не в частности), но здесь оно очень приятно воспринимается. Вообще, когда я читал книгу, было ощущение, что комната наполнялась светом и пахло ладаном (признаться, я люблю этот запах). "Соборяне" прямо наполнена воздухом, очень свободно дышалось при погружении в произведение. Только меня опечалил конец, грустно всё это было (естественно, есть и проблески надежды на будущее), но реальность есть реальность, нечего строить у себя в голове розовых единорогов. Многим советую прочитать, особенно в такую резко-холодную осень, когда за окном бесконечные дожди.
tatianadik
10 октября 2018
оценил(а) на
5.0
Пришлось мне тут как-то присутствовать на обряде крещения младенца в церкви. Человек я мало воцерковленный, поэтому за процессом наблюдала с интересом. Церковь была хоть и столичная, но небольшая и уютная, и батюшка мне показался таким искренним и истово служащим, что я задумалась, а много ли сейчас таких церковнослужителей и вообще, когда их много было?… И о том, что этот маленький человечек, которого сейчас окунают в купель, будет жить в этом мире, когда не будет уже ни большей части присутствующих, ни батюшки, а мир будет совсем иным. А тут как раз предложили для флешмоба «Соборяне» Лескова, роман о церковной поповке конца XIX века. Ну, думаю, как всё сходится, узнаем, как это было во времена всеобщей воцерковленности.Оказалось, что роман «Соборяне» Лескова имел сложную судьбу. Автор трижды переделывал произведение, каждый раз давая иное название и ругаясь с цензорами. А потом не раз отмечал, что переписал его совсем бы по- другому, но уж поздно. Время, когда Лесков вошел в русскую литературу, было временем гигантов – Гоголь, Тургенев, Достоевский, Толстой – трудно было сделаться заметной фигурой на этаком фоне. И хотя его произведения остались в большой литературе, но всё-таки немного как бы в стороне от литературного мейстрима. У него был особый, отличный от его великих современников взгляд на изменения в общественной жизни страны. Его политические взгляды, позиция консерватора, почти реакционера, на фоне всеобщей либерализации не попадали в русло общественного мнения. Близко общавшийся с простым народом, хорошо знавший провинциальную Россию, верующий человек, писатель побаивался революционных настроений и не ждал от революций ничего хорошего. И, как сейчас нам понятно, совершенно обосновано. А это было немодно в те времена, когда только ленивый не писал о «муках угнетенного народа», а лучшие столичные адвокаты яростно защищали «бомбистов» и петрашевцев, находя им оправдания. Такая позиция надолго закрыла писателю дорогу в столичные прогрессивные журналы и литературный бомонд. Лесков попал в "неформат", ведь он был первым русским писателем, сделавшим попытку показать жизнь людей церковного звания, их характеры и быт, их такое разное отношение к своему служению, что не было в то время модной темой.Когда возвращаешься к русской классике много лет спустя после школьных уроков литературы, невольно видишь в читаемой прозе черты запомнившихся еще в те времена авторов. То по-тургеневски чудные описания природы (описание грозы у него - это же прелесть что такое), то достоевщинки, вроде поведения учителя Препотенского в гостях у почтмейстерши. Ну, и самый колоритный и яркий образ отца Савелия – это уж Лев Николаевич чувствуется, даже в портрете, к гадалке не ходи. А вот выстроить из всего этого богатства стройное здание романа автору что-то помешало, на мой взгляд. Еще хочется отметить очень занятный язык – такой архаично-простой с вкраплениями французских заимствований, почти по Грибоедову, смесь французского с нижегородским, да-да.В небольшом уездном городке Старгороде в кафедральном храме служат протоиерей Савелий Туберозов, священник Захария Бенефактов и дьякон Ахилла Десницын. Отец Туберозов высок ростом и тучен, но еще очень бодр и подвижен. В таком же состоянии и душевные его силы: при первом на него взгляде видно, что он сохранил весь пыл сердца и всю энергию молодости … Глаза у него коричневые, большие, смелые и ясные. Они всю жизнь свою не теряли способности освещаться присутствием разума; в них же близкие люди видали и блеск радостного восторга, и туманы скорби, и слезы умиления; в них же сверкал порою и огонь негодования, и они бросали искры гнева – гнева не суетного, не сварливого, не мелкого, а гнева большого человека. В эти глаза глядела прямая и честная душа протопопа Савелия, которую он, в своем христианском уповании, верил быти бессмертною…. Захария Бенефактов, второй иерей Старгородского собора, совсем в другом роде. Вся его личность есть воплощенная кротость и смирение. Соответственно тому, сколь мало желает заявлять себя кроткий дух его, столь же мало занимает места и его крошечное тело и как бы старается не отяготить собою землю. Он мал, худ, тщедушен и лыс. … В сравнении с протоиереем Туберозовым и отцом Бенефактовым, Ахилла Десницын может назваться человеком молодым, но и ему уже далеко за сорок, и по смоляным черным кудрям его пробежала сильная проседь. Роста Ахилла огромного, силы страшной, в манерах угловат и резок, но при всем этом весьма приятен; тип лица имеет южный и говорит, что происходит из малороссийских казаков, от коих он и в самом деле как будто унаследовал беспечность и храбрость и многие другие казачьи добродетели Вот об этой троице, названной автором «старогородской поповкой» и рассказывается в романе. И хотя люди они очень разные, и внешне, и по характеру, и не святые совсем, у всех свои недостатки, автор, как мне кажется, стремился донести до нас мысль, что совсем не важно, что отличает друг от друга этих людей, гораздо важнее, что их объединяет. Их служение Богу. Сюжет медленный, да практически и нет сюжета этого, заменен он длинными описаниями характеров героев, их неторопливой жизни, редкими в ней событиями и ощущением надвигающихся на Россию перемен, глобальность которых не в силах осознать ни один из героев романа, да, пожалуй, и сам автор на этом этапе своего творчества. Его отец Савелий, человек начитанный и образованный, как пастырь духовный пытается бороться с вредным на его взгляд устремлением общества к безверию и нигилизму, но его немногочисленные попытки пресекает вышестоящая церковная инстанция, которая также жестко контролируется светской властью, которой не нужны нестроения в церковной среде. Разрыв между поколениями отцов и детей в конце XIX века обострился настолько, что находил отражение не в одном литературном произведении. Тут же вспоминаются тургеневские «Отцы и дети», разрушенная связь поколений, неумение старшего поколения понять своих детей и нежелание детей считаться с этим. Получалось почти по-ленински с его «верхи не хотели, низы не могли» эта революционная ситуация пронизывала тогда всё общество, и ячейки общества исключением не стали. А ведь действительно, в юности во многом разделяешь базаровские взгляды, но с возрастом начинаешь склоняться в более взвешенной позиции :)), и понимать отца Савелия с его – Без идеала, без веры, без почтения к деяниям предков великих… Это… это сгубит Россию. А ведь и впрямь, сгубило. Родителям бывает трудно понять своих детей и внуков и чем люди старше, тем сильнее над ними власть прошлого и все менее интересно становится отдаленное будущее, в котором их уже не будет. Когда молод, будущее открывается для тебя, а когда стареешь, то для кого-то другого. Так что отца Савелия вполне можно понять, за исключением, быть может, его непримиримости, но это уж ему по званию положено было. Образ Ахиллы, которого любят представлять, как образ «былинного богатыря», мне видится весьма утрированным, да неужели богатыри наши с их былинной силой напрочь были лишены каких бы то ни было мозгов? Хочется верить в лучшее. Образ отца Захарии это образ человека верующего, смиренного и блаженного. Такие люди и раньше редкостью были, а сейчас и вовсе перевелись. А вроде бы ретроград отец Савелий ближе всех оказывается к современному восприятию церковнослужителя, как человек умный, искренний и истово верующий. Пример всем священникам для подражания. И современным в том числе. Другие же герои книги менее оригинальны, в чем-то даже вторичны, а потому интереса особого не вызвали.И хотя незнакомое в нашей жизни чувство «умиление» при чтении романа меня так и не посетило, экскурс в прошлое России был интересен, а знакомство с русским миром конца позапрошлого века, уже таким далеким от нас, а в чем-то всё же близким, очень познавательным.
Gwendolin_Maxwell
10 октября 2018
оценил(а) на
3.0
Моему учителю русского языка и литературы С.Г.С. Той, что показала как можно любить русскую литературу, хотя я поняла это спустя много лет. Я всегда говорю, что не очень люблю русскую классику и боюсь ее. Но я ее периодически читаю. И очень часто после прочтения я говорю себе: "И чего боялась? Смотри, как интересно и красиво получилось, надо почаще читать русскую классику."Но не в этот раз. Не знаю, что произошло, но я постоянно теряла суть повествования. Происходящее в книге всплывало у меня в голове совершенно не связанными между собой картинками: то Туберозов дневник свой читает, то Варнавка с матушкой кости друг у друга воруют, вот уж и черти мерещиться стали... Несколько раз приходилось возвращаться, чтобы понять, где связь-то?В книге описаны жизнь людей, в особенности церковных служащих, и быт первой половины 19 века, как я поняла, лет за 15-20 до отмены крепостного права (но это не точно). И с точки зрения исторической вовлеченности это интересно. Но по факту, ничего нового и необычного из этого романа я не узнала. Жаль, что читать о быте королей почему-то интереснее, чем о деревенских жителях.Из героев могу выделить, пожалуй, только Туберозова. Он единственный выписан цельно и всесторонне. В него я верю. К такому батюшке захочется доверить все свои тайны и испросить совета. Остальные персонажи показались мне либо вымученными, либо плоскими, с явно выпяченной, чуть ли не до гротеска, одной чертой характера. Все герои (кроме Туберозова) как будто созданы только для того, чтобы оттенять Савелия.Судьба Савелия очень неравномерная. Сначала вроде все как обычно шло. А потом не понравилось ему отношение чье-то, или дело кто сделал не хорошее, он и произносит речи в церкви, при всех мирянах. Как-то повелось у нас на Руси, если человек достойный, справедливый, терпимый вдруг сорвется и выскажется, тут же все шишки в него полетят, без разбору прав он или нет, а может в другого надо шишками швыряться? Вот и Туберозова понизили, да еще и в ссылку сослали. Вот так, одним словом судьбы ломаются. Но он бы выдержал все. Если бы жена его не умерла - все бы выдержал, и жили бы они долго и счастливо. Вот такое вот знакомство вышло у меня с Лесковым (чтение в школе "Леди Макбет Мценского уезда" не считаю, ибо не помню ничего кроме названия). Не думаю, что захочу продолжить его с другими произведениями. Но опыт был небезынтересен.
sher2408
12 мая 2015
оценил(а) на
5.0
Вот я и открыла для себя еще один бриллиант русской литературы. Светлая, печальная книга, представляющая собой своеобразную хронику отживающей свой век старгородской патриархальной поповки, показанной с её материальной мирской и духовной сторон. Странную хронику подарил миру Лесков, непривычную, без единого сюжета, рассказывающую в равной степени и о вроде бы не значащих мелочах и о важных событиях, переплетающую в себе рассказы-исповеди и личные дневники, бытописание отдельных героев и целого городка, но оттого притягательную, живую.Чистая книга о духовности и истинных ценностях, о людях с их достоинствами и недостатками, о жизненных драмах, о свете и тьме, о кротких и непокорных, о праведных грешниках, о неблагочестивцах и подлецах, о религиозности и нигилизме, о старом полусказочном укладе жизни и неизбежных переменах, о поисках истины и Бога.Яркие портреты старгородцев (так, например, комизм и героика удивительным образом сочетаются в образе правдоискателя богатыря-дьякона Ахиллы, неоспоримая вера и неожиданные революционные настроения в речах патриота-протопопа Туберозова), искренние диалоги, трогательный лесковский юмор, трагизм, несуетность и благолепие создают благостную атмосферу произведения-притчи. Чудесная книга о духовности и христианских идеалах. Один из сюжетов памятника Н.Лескову и героям его произведений. "Соборяне" - спокойный и рассудительный протопоп Туберозов, вспыльчивый душой, могучий дьякон Ахилла и, оттеняющий их, кроткий и немощный отец Захария. Памятник установлен в 1981 году в Орле, около здания гимназии, где учился Лесков.
С этой книгой читают Все
Обложка: Альберт
3.8
Альберт

Лев Толстой

Бесплатно
Обложка: Христос – это свобода!
5.0
Христос – это свобода!

Андрей Конанос

Обложка: Крупицы слова Божия
Крупицы слова Божия

Вениамин Милов

Обложка: Дневник инока
Дневник инока

Вениамин Милов

Обложка: Братья Карамазовы
4.5
Братья Карамазовы

Федор Достоевский

Бесплатно
Обложка: Евгений Онегин
4.7
Евгений Онегин

Александр Пушкин

Бесплатно
Обложка: Преступление и наказание
4.9
Преступление и наказание

Федор Достоевский

Бесплатно
Обложка: Палата № 6
4.8
Палата № 6

Антон Чехов

Бесплатно
Обложка: Устрицы
4.7
Устрицы

Антон Чехов

Бесплатно
Обложка: Ярмарка тщеславия
4.6
Ярмарка тщеславия

Уильям Теккерей

Бесплатно
Обложка: Отцы и дети
4.8
Отцы и дети

Иван Тургенев

Бесплатно
Обложка: Игрок
4.5
Игрок

Федор Достоевский

Бесплатно
Обложка: Анна Каренина
4.7
Анна Каренина

Лев Толстой

Бесплатно
Обложка: В каменном колодце
5.0
В каменном колодце

Дмитрий Мамин-Сибиряк

Бесплатно
Обложка: Олеся
4.7
Олеся

Александр Куприн

Бесплатно