Здесь и сейчас Обложка: Здесь и сейчас

Здесь и сейчас

Скачайте приложение:
Описание
4.4
108 стр.
2003 год
12+
Автор
Генри Олди
Серия
Песни Петера Сьлядека
О книге
«Дорогу лучше рассматривать с высоты птичьего полета. Это очень красиво: дорога с высоты. Ни пыли, ни ухабов, – шел коробейник, обронил ленту. Бери, в девичьи косы заплетай! Обочина течет июльским медом, февральской сметаной, овсяным киселем ноября, пестрой волной мая. Мозоли, усталость, еж в груди остались внизу, на дороге – птице над дорогой этого не понять. Ей, стрижу-ястребу, тощей пигалице или клювастому горлоеду, дорога кажется самой чудесной штукой на земле. То ли дело будничное небо: крылья дрожат, враги не дремлют, стрела стережет, в облаке холодно, над облаком голодно. Вот и косятся птицы с завистью на лопухов-подорожников: ишь, ходят…»
ЖанрыИнформация
ISBN
978-5-699-20800-5
Отзывы Livelib
sher2408
24 сентября 2019
оценил(а) на
5.0
«Песни Петера Сьлядека» - это вторая книга «Хёнингского цикла», и поскольку книги цикла связаны лишь миром, в котором происходят события, не имеют общей сюжетной линии, как и сквозных героев, то я решила написать отзыв только о «Песнях Петера Сьлядека», ведь данный роман-сборник впечатлил меня больше, чем первый роман цикла («Богадельня»).«Песни Петера Сьлядека» - это сборник рассказов-притч, связанных образом своеобразной Шахерезады мира Хёнинга – невольного собирателя баек и житейских историй, бродячего лютниста Петера Сьлядека, которому изливают душу попутчики и случайные знакомцы-незнакомцы. Созданная Олди портретная галерея Хёнинга (а мир этот очень похож на средневековую Европу) удивляет тем, что образы не повторяются совершенно, каждый персонаж книги обладает собственным характером, отличается говором, поведением, пороками и достоинствами от прочих рассказчиков, его приключения всегда уникальны. Все персонажи принадлежат к разным сословиям, проживают и путешествуют в разных регионах описываемого мира, потому и сборник получился многогранным, красочным, демонстрирующим быт и культурные особенности даже самых дальних селений и удивительных мест Хёнинга. Мир прописан настолько детально, что кажется, будто он реально существует, впрочем, как и все его обитатели.Сам же Петер Сьлядек, связывающий все эти истории в единый роман, практически все время остается за кулисами, он - терпеливый слушатель, позволяющий выговориться нуждающимся в этом, снять груз с души, зализать раны. И при этом сам он все проживает вместе с исповедующимися путниками, перемалывает в себе, однако собственной души так и не раскрывает перед читателем, оставаясь фигурой-загадкой.И, конечно же, в книге есть магия, придающая произведению аромат сказочности. Правда, сказки тут представлены исключительно для взрослых - не только добрые, но и мрачные, поэтичные и грубоватые (тут все зависит от личности и восприятия окружающего мира отдельным рассказчиком), бытовые и волшебные.Роман этот хорош еще и тем, что каждую составляющую его историю-притчу можно читать самостоятельно, как отдельное произведение, так что можно растянуть удовольствие надолго. И, честно говоря, этот произведение немного напомнило мне «Кентерберийские рассказы» Джеффри Чосера, оно также ироничное, разностороннее, образное, играющее на особенностях характера, смеющееся над носителями пороков...
augustin_blade
29 июля 2014
оценил(а) на
5.0
Вей, бей, проруха-судьба, разбуди слов рябиновый слог, постучи в дверь, пораскинь снег. (с) Умеющие вести и поймать всегда были и будут в цене.Беги, путник, перекрестки отыскивая, перевалы войн и кручинушку перевирая в своем личном, от сердца не отделенном, чтобы струна душу арканом поймала, чтобы ни единой ноты слушатель не смел отпустить. Веди, веди сотоварища сквозь пелену историй и сказаний, через толщу мира и распустья, чтобы если налево повернешь - то налево, а не так чтобы заблудиться и ни единого слова и ноты не услышать. Чтобы если направо - то смело и в бой, а не под лавку к печке. Потому что каждой истории нынче проводник нужен, каждой деревеньке и городу - оберег, чтобы не нарушилась гармония, чтобы таинственное "а может, все было наоборот?.." только присказкой на ночь и осталось. Чтобы можно было почти уверенным шагом бродить по чужим судьбам, нелегким принесенным грехам и искуплению, гроздьям побед и поражений, зная, что в любой момент можно споткнуться о струну - и тебя вытащат, перемолов сознание задом наперед, чтобы все на место встало в картинке мира. Беги, путник, звонко струны перебирая подруги своей, копи истории за теплой пазухой потертого плаща, ведь если музыка для души и потом хлебом отплачена - оно верно все. Если историю правильно и толково выслушать - вернее вдвойне. Иди дальше, путник, судьба твоя такая, Петер, истории собирать и жизнь их продлевать. Потому что беспризорные они, как псины, любят, когда о них вспоминают и за ухом чешут. Блохастая иль выскобленная снегами, неважно. Главное помнить, перебирать и может быть когда-то кому-то...А хотя нет, жизнь-то дорога, да и поверят ли.Иди вперед, Петер, играй и верь в себя, в свою участь и предназначение умело путать нити миров, историй и судеб. А мы посидим послушаем, что с нас, простых, взять.
medvezhonok_bobo
10 апреля 2014
оценил(а) на
4.0
Иногда перед незнакомцем легче распахнуть душу, чем открыться близким и родным. Тебе с ним не жить, не встречать взгляд каждый день. Поделишься и простишься, а камень на душе как будто легче стал. Уже не утянет на дно, да и в сердцах зашибить ближнего не спровоцирует. Так и бывает. Идет по дорогам сквозь города и веси бродяга-лютнист Петер Сьлядек. Звонкой монетой с ним расплатятся за звонкую балладу, попотчуют ужином за разудалую кабацкую плясовую. Одарят молчаливой благодарностью за умение слушать. Диковинные тайны за одно лишь присутствие... Со смешинкой и с грустью, страшные и красивые, истории абсолютно разные и в то же время обладают чем-то общим. Каждый сюжет завязан на двойственной природе чего бы то ни было — счастья, силы, судьбы... Подтверждая, что не может существовать только одна сторона жизни: уродливая и красивая. Более того, порой они подменяют друг друга так, что уже не разберешь, где какая... И все это на фоне пестрого, удивительного мира, чьи вьющиеся тропы — реальность и сказка — как змея о двух головах. Реалии эпохи Возрождения, не смущаясь, соседствуют с вымыслом. Исторические персоны существуют наравне с магическими существами. Звучат голоса. Звучит лютня. Я не знаю, какая строка обернется последней, На каком из аккордов ударит слепая коса, Это вы – короли; я – наследник, а может, посредник, Я – усталое эхо в горах. Это вы – голоса.12 самоцветов в оправе. Эпиграф - история - стих. Прочесть и задуматься. Прочесть, хотя бы ради прекрасного языка Олди. "Песни" напоминают первые сборники Сапковского о Ведьмаке. Множество тут и там искусно вкрапленных отсылок к фольклору, мифам, литературным произведениям. Каждая новелла-притча — законченное произведение, однако, множество мелких деталей перетекают из одного в другое, создавая ощущение одной более обширной Истории. Чья она? История жизни музыканта Петера Сьлядека? Его образ размыт и прозрачен, хотя он и принимает в некоторых событиях непосредственное активное участие. Он даже не столько полноправный персонаж, сколько прием, стекло, через которое в глаза читателя несутся осколки чужих жизней. Сложи их вместе — возникнет причудливый узор и вместе с тем очень знакомый. Так чья же это История? История Жизни. Просто. Такой она бывает. Жизнь лучше рассматривать со стороны. Из горних, значит, высей. Тогда она выглядит законченным и гармоничным артефактом, творением крылатого гения, а не сплошным недоразумением простака. Глядя изнутри, ничего в жизни толком не разглядишь.
malasla
6 июня 2011
оценил(а) на
5.0
Бродит себе где-то в далеком 17 веке (с нбольшими анахронизмами, конечно, но очень условным, так что опустим) лютнист и бродяга Петер Сьлядек. Сначала мы не знаем о нем ничего, потом узнаем немножко о его прошлом, потом - много о его будущем, а настоящее у него какое-то все одинаковое. А дело все в том, что этот удивительный человек отмечен сразу двумя чертами: его лютня не дает ему подолгу задерживтаь на одном месте. А еще он из тех, кто умеет слышать. Такие люди иногда встречаются на пути - обычно как случайные попутчики, когда знаешь, что больше никогда не встретишь его, и случайно рассказанная история никогда не взглянет на тебя из чужих глаз. А вот Сьлядек попадается всем. Он сам не рад этому (хотя врет, конечно, рад, если бы не истории, у него не было бы множества песен и стихов). А мы - бездушные читатели, падкие на страшилки и зрелища - рады, да еще как. Итого - имеет много историй в одной книге: есть история о доппельгангерах, а есть о времени-деньгах. Есть о счастливчиках, а есть о проклятых. Есть о малокровных, и есть о кровопийцах. О студентах и упырях. О страхе - белом и черном. О чертовщине в каждодневном. О том, что прошлое исправить нельза, зато менять будущее никогда не поздно. Истории о городах настоящих и вымышленных, о местах, придуманных и увиденных во сне, об островах, о которых мы читали и людях, имена которых бередят наши мечты.Хорошая, словом, книжка.Отличная, чтоб вернуться на шаткую тропу флэшмоба-2011.И спасибо Nianne , благодаря которой я все же прочитала ее.
el_lagarto
22 июня 2015
оценил(а) на
5.0
Не уходи, лютнист. Не знаю, почему, но мне тяжело расставаться с тобой. Сядь. Я расскажу тебе одну историю.И история эта будет о музыканте, бродящем по чужим странам и по чужим судьбам, отыскивающим острым взглядом - нюхом? - то немногое волшебное и удивительное, что рассыпалось-раскатилось среди банальности будней, обычности жизней. Будем рассказывать, а призраки из твоей истории соберутся послушать. Ведь будет здесь обо всем: о войне, о любви, о глубоком страхе и рьяной смелости, о времени и о деньгах, о жадности и совести, о чести и бесчестии, о яви и нави, о жизни и смерти, и каждая следующая баллада лучше предыдущей. Кажется, всю жизнь бы прожить в твоей Европе, бродить по одним с тобой дорогам, и пусть эта Европа не совсем такая, как в учебниках истории, только чуть больше в ней волшебства, чуть больше легенд. А правда все сказанное или нет - кто теперь разберет, ведь для красного словца и приврать не жалко!.. Главное, чтоб истории лились песнями, а в песнях была история - правдивая, нет ли - не важно. Не важно, одет ли лютнист в лохмотья или шелка, старый у него инструмент или новый - кто разберет, когда плачут струны, когда льется музыка?.. Фантазия сама пририсует, добавит, а простор для воображения ты оставил - поле непаханное. Главное, чтобы песня цепляла душу, щемило на сердце, чтобы слушать снова и снова, раз за разом.Так играй же, лютнист. Я готова слушать тебя вечно.
С этой книгой читают Все
Обложка: Баллада двойников
4.4
Баллада двойников

Генри Олди

Обложка: Джинн по имени Совесть
Обложка: Бледность не порок, маэстро!
Обложка: Опустите мне веки, или День всех отверженных
Обложка: Остров, который всегда с тобой
Обложка: Аз воздам
4.4
Аз воздам

Генри Олди

Обложка: Рука и зеркало
4.0
Рука и зеркало

Генри Олди

Обложка: Цена денег
4.4
Цена денег

Генри Олди

Обложка: Жестокий выбор Аники-воина
Обложка: Механизм Времени
4.1
Механизм Времени

Андрей Валентинов, Генри Олди

Обложка: Сеть для Миродержцев
Обложка: Захребетник
4.2
Захребетник

Генри Олди

Обложка: Механизм Жизни
4.4
Механизм Жизни

Андрей Валентинов, Генри Олди

Обложка: Восстань, Лазарь
4.5
Восстань, Лазарь

Генри Олди

Обложка: Допустим, ты – пришелец жукоглазый…