Двадцать дней без войны Обложка: Двадцать дней без войны

Двадцать дней без войны

Скачайте приложение:
Описание
4.4
481 стр.
1978 год
12+
Автор
Константин Симонов
Серия
Из записок Лопатина
Издательство
ФТМ
О книге
«… Двадцать с лишним лет назад, в ходе работы над трилогией «Живые и мертвые», я задумал еще одну книгу – из записок Лопатина, – книгу о жизни военного корреспондента и о людях войны, увиденных его глазами. Между 1957 и 1963 годами главы этой будущей книги были напечатаны мною как отдельные, но при этом связанные друг с другом общим героем маленькие повести («Пантелеев», «Левашов», «Иноземцев и Рындин», «Жена приехала»). Впоследствии все эти вещи я соединил в одну повесть, назвав ее «Четыре шага». А начатое в ней повествование продолжил и закончил еще двумя повестями («Двадцать дней без войны» и «Мы не увидимся с тобой…»). Так сложился этот роман в трех повестях «Так называемая личная жизнь», который я предлагаю вниманию читателей.» Константин Симонов
ЖанрыИнформация
ISBN
978-5-4467-0449-1
Отзывы Livelib
red_star
20 августа 2018
оценил(а) на
5.0
Хоть шторы на память наденьте! А все же поделишь порой Друзей - на залегших в Ташкенте И в снежных полях под Москвой.К. Симонов, «Зима сорок первого года…», 1956Вторая повесть из лопатинского цикла гораздо концентрирование первой. Там главный герой мотался по фронту в течение нескольких месяцев, часто меняя локации, здесь же автор сразу задал временной промежуток (хотя от скитаний все же не удержался).Фильм Германа другой, хотя автором сценария сам Симонов и был. Есть в этом какой-то постмодернизм, пожалуй, когда по книге, в которой описывается, как снимали фильм, снимают фильм. В книге режиссер говорит Лопатину, что все эти его красивости из очерков о быте осажденного Сталинграда не перенести на пленку, ни Волги, ни другого антуража на киностудии в Ташкенте нет. А потом Герман с Симоновым отсекают и вступление, и финал, выкидывают больше половины героев, и концентрируются на главном – военном тыле и короткой любви.Симонов постоянно намекает, и, вероятно, кто-то до сих пор понимает его намеки. Но я не смог понять кто есть кто в его повести. Ни знаменитый поэт, который не смог поехать на войну, несмотря на то, что так много писал о ней в 30-е, ни знаменитая актриса, немолодая уже, но все еще поражающая своей вовлеченностью и горением, опознаны мною не были. А вот генерала Петрова признать было совсем не трудно, Симонов лишь слегка замаскировал его под Ефимова.Итак, главное отличие повести от фильма – большая связанность с миром героев Симонова. Это не просто эпизод жизни Лопатина, разошедшегося с женой и встретившего кого-то близкого в Ташкенте. В повести есть и неудачное наступление подо Ржевом, и флешбэки из Сталинграда, где наши уже начали дожевывать армию Паулюса, есть Ташкент и есть Тбилиси и Северный Кавказ. Для меня именно грузинский и, шире, кавказский финал стал неожиданностью (возможно потому, что его полностью нет в фильме). Лопатин из Ташкента отправляется поездом через Ашхабад в Красноводск, а оттуда самолетом в Тбилиси. Симонов всегда любил подчеркивать вот эту географическую транспортную связанность Советского Союза, у него герои не перемещаются в пространстве произвольно, а почти всегда конкретно, жизненно. В Тбилиси он чуть задерживается перед отправкой на фронт, уже вышедший к Минеральным Водам, встречается со знакомыми грузинами (он бывал раньше в Грузии, последний раз в 1936) и видит их военную жизнь.Посмотрите на войну с перспективы Грузии. Война почти докатилась и до нее, фронт был совсем рядом, а за спиной не совсем дружественная Турция. Герои книги вспоминают то, как массово приходили в грузинские села похоронки после керченской катастрофы 1942. И все боятся, жутко, невыносимо боятся за своих живых еще детей, призванных в армию. Это, пожалуй, самый прозрачный, ясный момент в романе, осязаемая горечь и страх родителей, которые ничего не могут сделать, чтобы отвести угрозу.А потом Лопатин садится в эмку и опять едет на войну, смотреть как наши начали отбирать свои пяди и крохи. Двадцать дней пролетели, впереди 1943 год.Любопытно, невероятно любопытно – какой будет третья часть.
Lanafly
27 октября 2016
оценил(а) на
5.0
Честно говоря, я видела экранизацию этой повести, в восторге от глубокой и непривычно серьёзной роли Ю. Никулина. Помню некоторые сцены вполне чётко, но в целом - впечатление фрагментарное. Потому и решила прочитать то самое произведение, которое легло в основу сценария. Не готова сравнивать где лучше донесена авторская мысль - в фильме или книге, да и не нужно это. Главное, что получила большое удовольствие от искренней и глубокой прозы, от её настоящих и жизненных героев, рассуждающих внутри себя, да и в диалоге с другими людьми без прикрас и честно.20 дней без войны выпали, словно фартовая карта, военному корреспонденту Лопатину. По его репортажу хотят снять фильм в киностудии, эвакуированной в Ташкент. Нужно помочь, подсказать детали, о которых не может знать режиссёр картины. Лопатин - человек рефлексирующий, порядочный и умудрённый жизненным опытом. Его глазами мы смотрим на глупенькую жену Ксению, не сильно обременённую материнскими заботами, не вовремя вздумавшую обустраивать свою личную жизнь. По стечению обстоятельств, она и её новый муж (околотеатральной профессии) тоже живут в Ташкенте и встреча с ними неизбежна. Как и посильное участие в мрачном и одиноком существовании своего приятеля Вячеслава, панически боявшегося фронта, получившего бронь, но чувствующего себя предателем... Будет и встреча с хрупкой, ранимой женщиной со стрижкой под мальчика - той ли единственной, что на всю жизнь, необходимой до зубовного скрежета, своей, родной, любимой? Время покажет... Главное, не упустить её сейчас, чтобы не жалеть потом. А после Ташкента придётся ехать по заданию редакции в Тбилиси, где так же ждут, надеются и верят, как и повсюду - в победу, в возвращение сына, в силы собственной страны... Виссарион, Вячеслав, Ника, проводник в поезде, Зинаида Антоновна - все они удивительно живые персонажи, вызывающие читателя на спор, на беседу, на сочувствие... 20 дней без войны - странное понятие, невозможное... Ведь война внутри каждого человека, всё равно стучит набатом в виски, даже если вокруг тишина и ты не на передовой. Не даёт покоя ни на секунду, ранит и мучает неразрешимыми вопросами... 20 дней без войны... Без летящих пуль, но с ранами на душе.Дальше...
evgenia1107
20 мая 2020
Вторая часть цикла в целом все о том же, но под другим углом: война перекорежила судьбы всех советских людей от мала до велика и разделила на тех, кто ушел на фронт, и тех, кто отправился в эвакуацию. И львиная доля повести посвящена попыткам Лопатина, впервые с начала войны оказавшегося так далеко в тылу, разобраться, кто они, люди в эвакуации, и почему в декабре 1942 года находятся именно там. Ташкент, город хлебный, к декабрю 42-го, по словам героев повести, принял почти миллион эвакуированных и двенадцать заводов. И все смешалось в это пестрой мозаике: забронированные проходимцы и необходимые в тылу больше чем на фронте управленцы, инженеры душ и заслуженные артистки, которые убеждают себя и других в том, что не зря тыловой хлеб едят, а еще простые рабочие. Неожиданным стал для меня финал повести. Симонов расширяет географию присутствия Лопатина и одновременно отображения его глазами большого числа регионов боевых действий советских войск. Теперь это Кавказский фронт и потери южных республик. Не только военные и материальные потери, но и потеря покоя, сна и даже разума у оставленных родителей-грузинов с их-то обостренной семейственностью. Во второй части Лопатин, демонстрируя много эмпатии, но больше все-таки рефлексии, пытается постигнуть тонкую грань между личным и общественным и в какой степени одно может влиять на другое в условиях войны, а еще много думает о благой роли коллектива в формировании личности. Словом, как всегда интересно.
terraderb
25 сентября 2015
оценил(а) на
5.0
Повесть Симонова о войне, но действие в ней в основном происходит далеко от линии фронта, лишь на последних её страницах главный герой вновь оказывается на линии фронта, где и отмечает, что провёл целых двадцать дней без войны. Василий Николаевич Лопатин , главный герой, корреспондент " Красной звезды", пишет очерки о войне. В основу сюжета легло его короткое пребывание в Ташкенте по дороге на фронт.В этой повести поднимаются множество важных вопросов и она стоит того , чтобы быть прочитанной , тем более, что в ней всего 231 страница.
Justicemano
2 декабря 2020
оценил(а) на
4.0
Даже во время войны с человеком могут происходить вполне ожидаемые и непредвиденные события, напоминающие ему, что он – человек. Военный журналист Василий Николаевич Лопатин, прежде всего, персонаж думающий, пережевывающий, но при этом внешне спокойный, терпеливый. Наверное, возраст, горький опыт и война сделали его «смотрящим». Он и так, конечно, журналист, наблюдатель. Но здесь вопрос не о профессии, которая дает навыки и технику работы. Лопатин окружен людьми и понимает, что только они хранят этот мир. Их души хрупки, а жизни скоротечны. Вчера только виделись, а товарища уже нет в живых. И Лопатин, понимая это, пытается каждый раз всмотреться в человека без жалости, подобострастия, но с искренним уважением. Ход повести фиксируется в постоянном движении. Описания практически отсутствуют, но есть работа ума и воображения главного героя. Постоянно что-то происходит: поезд идет, автомобиль едет, брак распадается, рождаются новые чувства, едут на студию, тут неожиданно стучат в дверь и т.д. Движение – жизнь. И, слава богу, несмотря на войну. Повесть заслуживает внимания с художественной точки зрения еще и реализованной способностью Константина Симонова передавать физиологические ощущения: холод, голод, температура, долгожданное тепло печки или чашки разбавленного чая. Все это передается через текст даже лучше, чем средствами кинематографии. Повесть «Двадцать дней без войны» дает возможность взглянуть на войну с иного ракурса, чем подавляющее большинство произведений на данную тематику. Личная жизнь героев, переживания, переосмысление судьбы и поиск ответов наполняют уже закрепленный информационный базис читателя для более детального понимания событий XX века, ощущения и сближения со своим народом. Стоит отметить также и подход издательства «Азбука» к выпуску данной книги. Кроме повести, в ней содержится продуманная подборка стихотворений Константина Симонова разных лет. Издание, таким образом, может быть воспринято как образец творчества автора, отражающий личный почерк. Изучение выбранных редакторами стихотворений позволяет глубже понять писателя и эпоху. В заключении важно подчеркнуть, что книгу лучше читать до просмотра одноименного фильма Алексея Германа и постараться внутренне разграничить оба произведения.
С этой книгой читают Все
Обложка: Справжній Мазепа
Справжній Мазепа

Петро Кралюк

Обложка: Іван Мазепа
Іван Мазепа

Тетяна Таїрова-Яковлєва

Обложка: Стреляйтесь сами, Мазепа
Стреляйтесь сами, Мазепа

Виктор Зайков

Бесплатно
Обложка: Іван Мазепа
Іван Мазепа

Денис Журавльов

Обложка: «Черный тюльпан». Повесть о лётчике военно-транспортной авиации
Обложка: Выбор чести
Выбор чести

Даниил Калинин

Обложка: Соловей
4.6
Соловей

Кристин Ханна

Обложка: Врата войны
2.8
Врата войны

Юлия Маркова, Александр Михайловский

Обложка: Без тебя. Часть 2
Без тебя. Часть 2

Софья Ангел

Бесплатно
Обложка: Батальоны просят огня. Горячий снег (сборник)
Обложка: Человек с двойным лицом
3.7
Человек с двойным лицом

Александр Тамоников

Обложка: Жребий праведных грешниц. Возвращение
Обложка: Выстрел в аду, или Девятый
Обложка: Моя война. Писатель в окопах: война глазами солдата
Обложка: Визит «Полярного Лиса»
Визит «Полярного Лиса»

Юлия Маркова, Александр Михайловский