Хроника царствования Карла IX Обложка: Хроника царствования Карла IX

Хроника царствования Карла IX

Скачайте приложение:
Описание
4.2
467 стр.
1829 год
Автор
Проспер Мериме
Издательство
ФТМ
О книге
Действие романа разворачивается на фоне политических и религиозных войн, охвативших Францию во второй половине XVI века. Идет жесткая борьба за власть между тремя основными партиями; противостояние католиков и гугенотов накаляет ситуацию до предела. В борьбу втянута большая часть нации, все слои французского общества. На религиозной почве происходят ожесточенные стычки на улицах, в тавернах, при дворе… Изображая нравы эпохи, Проспер Мериме создает психологически убедительные образы священнослужителей, политических деятелей, придворных и простых людей. Роман написан живо, ярко, по-настоящему захватывающе и при этом исторически достоверно.
ЖанрыИнформация
Переводчик
Николай Любимов
ISBN
978-5-4467-0698-3
Отзывы Livelib
boservas
10 февраля 2021
оценил(а) на
5.0
Почти невозможно, говоря о единственном романе Мериме, не вспомнить "Королеву Марго" Дюма, и не сравнить их. В обоих романах описывается один и тот же эпизод французской истории - лето 1572 года с печально памятной Варфоломеевской ночью. Подошли писатели к описанию этого события по-разному, Мериме обошелся несколькими яркими штрихами, оставаясь предельно лаконичным, Дюма же, как он любил и умел, взялся за подробное и многогранное описание тех событий. Так что слово "хроника" в названии гораздо больше подходит к роману Дюма, по количеству затронутых векторов и выведенных на обозрение читателю действующих лиц, он в несколько раз превосходит творение Мериме.С другой стороны, роман Мериме на 15 лет старше "Королевы Марго", поэтому можно обвинить Дюма в том, что он в некоторой степени позаимствовал у предшественника формат сюжета - молодой дворянин-гугенот накануне известных исторических событий приезжает в Париж, где его ждут новые друзья, дуэли, любовь, слава и смертельная опасность.Если уж на то пошло, то Бернар де Мержи может рассматриваться и как некий литературный предшественник самой главной удачи Дюма - образа д'Артаньяна. Опять же роман начинается с событий по дороге в столицу, происходящих в гостинице, далее по списку - дуэли, любовь, покорение Парижа. Конечно, всё это довольно условно и схематично, но и не обратить внимание на такие совпадения нельзя. Это даже не совпадения, а свидетельство того, что Мериме очень верно выбирал основу для построения сюжетной линии, настолько верно, что даже сам Дюма не смог придумать лучше.Но, возвращаясь к слову "хроника", которое Мериме вставил в название своего романа, приходится признать, что реальных исторических персонажей в книге почти нет, только троим - королю, адмиралу Колиньи и Ла Ну отведено по эпизоду. У того же Дюма, кроме перечисленных, полно других, самые яркие и "хронические" - герцог Анжуйский, Генрих Наваррский, Маргарита, Екатерина Медичи, герцог Гиз, Анриетта Неверская...Зато в романе Мериме есть то, что упустил, или не догадался, или не захотел осветить Дюма. Это мощное антиклерикальное, практически, атеистическое звучание. Выразителем этой линии является старший брат Бернара - Жорж де Мержи. В романе два главных героя, и если в начале и середине романа акцент смещен на младшего Бернара - героя-любовника, то к концу произведения на первый план выходит Жорж, человек сумевший стать над раздираемой религиозной распрей страной, и сделал он это не за счет принятия обеих точек зрения, это тогда было в принципе невозможно, а за счет отказа от самой сути противостояния - от Бога.Жорж демонстрирует невероятную силу воли и душевную смелость, отказывая перед смертью и протестантскому пастору, и католическому священнику. Это нам не так уж сложно представить такое, а вот человек, живший 450 лет назад, обитал совсем в другой реальности, и в ней поступок Жоржа выглядит не столько героическим, сколько ужасным и безрассудным. И все, кто его окружает в этот момент, так и воспринимают его поведение, все, кроме брата Бернара, который, кажется, стал что-то понимать.Ведь верность религии довела его до греха братоубийства, пусть и невольного, но всё же. И в этот момент он стал понимать, что ничем не лучше тех убийц, которые в Варфоломеевскую ночь по приказу короля резали гугенотов. Бог учит любви и всепрощению, но его верные последователи с обеих сторон готовы убивать всех подряд, даже детей, ради той самой любви и всепрощения. Цинизм и лицемерие, стоящие за высокопарными проповедями, становится очевидным для младшего брата и это только усиливает его личную трагедию.А кроме озвученного аспекта для вдумчивого читателя ясно и то, что религиозные распри, терзавшие страну, это только предлог для политической борьбы, речь шла о попытке смены элит, о контроле над экономикой государства, и гугеноты из "просто верующих" превращались в мощную политическую партию, поэтому реакция "тирана", который не хотел утрачивать своего влияния, вполне ожидаема. Я Карла ни в коем случае не защищаю, но какие времена, такие и нравы, а какие нравы, такие и методы. Мы можем только радоваться, что живем не в XVI веке, и у нас есть права, о которых люди той эпохи не только мечтать не могли, но, скорее всего, они бы их восприняли с ужасом, как доказательство торжества дьявола. Всему своё время.
Kumade
22 октября 2020
оценил(а) на
5.0
Можете как-нибудь предложить друзьям угадать, какой роман, написанный в 1829 году, начинается с того, что некий молодой дворянин, преисполнясь мечтами о военной карьере, по пути в Париж попадает в переделку на одном из постоялых дворов, а заканчивается осадой Ля Рошели. «Три мушкетёра»? Отнюдь! Роман Дюма вышел в свет на 15 лет позже, а события его происходили спустя полвека. Да и взгляд на них даётся с ракурса противоборствующей стороны. Впрочем, мало что изменилось за это время, откуда ни гляди. Так что с Мериме, о романе которого идёт на самом деле речь, можно поспорить. В предисловии он пишет: «Чрезвычайно интересно давать сравнения старинных нравов с нашими, прослеживать, как вырождаются горячие страсти и, войдя в наши дни, сменяются ровным течением чувств и, быть может, ощущением счастья. Вопрос, сделались ли мы лучше наших предков, таким образом не решается, да и решить его не так-то легко, ибо взгляды на одни и те же поступки очень меняются в потоке времени.» Но так ли уж выродились страсти, обретено счастье и изменились взгляды на вероломство? Так было и при Генрихе IV, и при Людовике XIII, и, увы, в наше время. Но сравнивать действительно интересно, ибо уроки истории никогда не утратят своей дидактической ценности. И разобраться в них никогда не мешает, каковую цель и ставит перед собой автор. Не исключено, что современная цивилизация с точки зрения мрачного средневековья покажется таким же варварством, каким была готика для античных эстетов.Итак, молодой дворянин-гугенот прибывает в Париж в гнуснопрославленный 1572 год. Страсти бурлят и в верхах, и в низах. Строятся козни и заговоры, лицемерие, предательство и клевета соревнуются в действенности — на то и политика. Зато какое раздолье для искателя приключений: как любовных, так и требующих отваги и стойкости. На долю Бернара де Мержи их выпало с лихвой, их течение стремительно, а смена калейдоскопична. И отдаваясь вместе с героем бурному потоку позднего средневековья, мы погружаемся в этот увлекательный, цельный и грамотно выстроенный, хоть и относительно небольшой, роман, несёмся к его кульминации, совпавшей с кульминацией упомянутого года — Варфоломеевской ночью, барахтаясь, выбираемся на земную твердь и укрываемся в крепостной твердыне. И хотя линии повествования доходят до логической развязки, сама история меж тем продолжается. Уроки извлечены, а вот насколько поняты — это уж судить читателю, с которым автор временами заигрывает, а порой даже вступает в жаркий спор. Авторское право решать при этом всё-таки он оставляет за собой и свои выводы делает. А если дотошный читатель не удовлетворён разрешением возникших вопросов, что ж, это его право. «Я предоставляю решить эти вопросы самому читателю, который таким способом имеет возможность закончить роман по своему вкусу.»И этой возможностью явно пользовались небожители-ровесники Мериме: Дюма, Гюго, Бальзак. Да и примкнувшие к их сонму Золя или Мопассан тоже явно не гнушались. Вообще, мне кажется, подобно тому, как русская классика вышла из гоголевской «Шинели», так и французская — из новелл Мериме и его же романа по формату, но по концентрации близкого к новелле!
kupreeva74
22 апреля 2020
оценил(а) на
5.0
Эх, прости меня, великий мэтр Дюма, но из ваших двух романов, "Королева Марго" и этого, на который сейчас пишется моё скромное мнение, я не могу выбрать лучший. Оба романа объединяет одна тема - Варфоломеевская ночь во Франции (кстати, не за горами годовщина этого печального события - 24 августа); два романа связывает не ниточка, а целый канат любви, из-за которой рушатся судьбы молодых героев, а именно в этом романе - Бернар и Диана; два этих писателя дотошно рассматривают причины этого печального события в истории страны, и тут я немного не согласна с П. Мериме. Он говорит, что чем дальше по времени мы отдаляемся от цивилизованных времён, тем понятней становятся жестокости в любом обществе. То есть, Варфоломеевская ночь в 16-том веке объяснима, а в 20-том, к примеру, это ужас. События середины 20-го века полностью опровергают доводы писателя. Да и в наши дни - всё ли мы знаем о репрессиях в нашей стране и в других странах? Но это заблуждение автора не делает роман менее интересным. Роман Дюма написан на 16 лет позже романа Мериме. Читаешь об улочках Парижа, о встрече в Париже Бернара с братом-отступником Жоржем, и невольно закрадывается мысль: "А не встречались ли де Ла Моль и де Коконнас с Бернаром и Жоржем, а потом по воле писателей разошлись разными дорогами искать свою трагедию?" Ключевое отличие романа Дюма в том, что его герои замешаны в интригах самой королевы, а герои Мериме - в интригах придворных, то есть на социальную ступеньку ниже. Трагедия Варфоломеевской ночи у Дюма показана с королевских подмостков, акцентируя внимание на нескольких героев. У Мериме делается акцент на трагизме гражданской войны, когда братья убивают друг друга. Я не могу выбрать, какой роман лучше, и на необитаемый остров, если бы пришлось выбирать из этих двух книг, взяла бы обе. Я не люблю многоточия в романах. Тут его и нет, но присутствует легкая нотка незавершённости. Писатель довел своих героев до конечной точки в общественной жизни (и смерти), а вот в личной жизни предлагает читателю завершить историю Дианы и Бернара. Меня это устраивает, потому что никогда не нравилась эта девица, и в своём воображении я придумала ей далеко не сладкую судьбу. Но это уже выходит за рамки романа, и моё воображение остается только лёгкой дымкой, тогда как роман Мериме (как и роман Дюма) основаны на подлинных свидетельствах современников и участников событий. Приятного чтения!
Rusalka_russe
28 января 2015
оценил(а) на
4.0
Когда же наконец я покину этот край убийц и лиходеев? — воскликнул Жорж. — Я предпочел бы жить среди зверей, чем среди французов."Хроника царствования Карла IX"... Само название настраивает на серьезный академический лад и, может, даже отталкивает некоторых людей, которые забыли или не знают, кто такой Карл IX и чем же он прославился. Но пугаться не стоит: небольшое страничное предисловие к произведению объяснит всю подоплеку произведения (борьба католиков с гугенотами во Франции, Варфоломеевская ночь и осада Ла-Рошели) и вкратце расскажет об основных исторических персонажах. Стоит еще дополнительно покопаться в Википедии, и читатель уже вполне подготовлен к тому, чтобы открыть произведение.Несмотря на такое солидное название произведение это вовсе не напоминает исторические хроники. Оно, скорее, похоже на романы Дюма. Историческая эпоха и исторические события описываются в произведении и представляются на суд читателя через призму трагедии одной семьи. Фактически эта трагедия не так уж редко встречается: народ, разделенный на два враждующих лагеря, народ, находящийся в состоянии беспощадной кровавой гражданской войны, и два брата, стоящие по разные стороны - один протестант, другой католик. С самого начала книги уже ясно, что такая завязка может закончиться только трагедией этой семьи, чрез которую автор покажет нам трагедию народную.Однако, "Хроники царствования Карла XI" - это французский роман, а во французском романе как без любви и прекрасной дамы? К тому же, легкий, даже игривый тон произведения настраивает читателя на соответствующие приключения молодого и красивого главного героя. По сути, любовная линия в этом произведении была и не нужна (по крайней мере, я так и не поняла, какую роль сыграла прекрасная аристократка в данной истории), но она ей и не помешала: читать про мелкие проказы французской молодежи, любовные интрижки и бесконечные дуэли французских пареньков было интересно и местами забавно. У автора очень яркий язык и острые замечания по поводу самых разных аспектов: то он бросает несколько острот по поводу бесконечных дуэлей среди молодежи ("Если мужчина убил на поединке трех-четырех человек, то это заменяло ему и красоту, и богатство, и ум"), то ставит читателя перед серьезными вопросами, касающимися той эпохи, над которыми до сих пор бьются историки, то полушутя рассказывает нам о любовных проделках в Париже той эпохи. Мне только чуть-чуть не хватило серьезности, академичности в этой книги, не хватило исторических фактов и точки зрения самого автора на события тех дней.
Kaia_Aurihn
11 июня 2020
оценил(а) на
4.0
В XIX веке, видимо, было популярной темой описывать Париж до революции. Иначе, как объяснить повторение такого замечательного сюжета: молодой французский дворянин едет в Париж с рекомендательными письмами. Обязательные элементы: приключение на постоялом дворе в самом начале романа, въезд на позорной лошади и почти без средств, далее встреча с прекрасной дамой, с бравыми вояками-папистами, так и норовящими вызвать на дуэль всякого гугенота, дуэль (куда же без драки?), бурные политические события и, на закуску, осада Ла-Рошели. Нет, это не Дюма, это Мериме с его "Хроникой времён Карла IX".В принципе, нет ничего плохого в похожести, если это оправдано нравами времени и запросами публики. Даже в оценке обеих книг я схожусь к одному заключению, что это не про историю, а про приключения. Хотя у Мериме, как у первопроходца, всё не настолько красочно, меньше курьёзов и лихих поворотов. Сказывается и отсутствие у автора опыта в написании крупной прозы. Что ходить вокруг да около - роман сырой и буквально просит о доработке! Мериме это знал, и для читателя это не тайна.Автор прямо заявляет, что главный герой не король, не адмирал, а парень без особых заслуг и опыта. Это первое огорчение, потому что название обязывает к подробным историческим событиям, к выведению характеров государственных лиц того периода, хронике в конце концов. Но Проспер прямо говорит: "Не хочу, не обязан, не нравится - читай учебник истории," - и шаркает ножкой (вежливый, мол, не послал тебя только что). Иные писатели и не хотят углубляться в историю, а дадут колоритный образ, но тут... Герои не смотрятся заинтересованными в процессе, они безыскусно выполняют задачу и застывают парадными портретами самих себя.И ладно бы безучастными и далёкими были только важные политические силы. Таковыми остаются и центральные персонажи: сам Бернар де Мержи, его брат Жорж, его возлюбленная Диана. Всего трое? Пожалуй так. За безумно выспренними неправдоподобными речами: "Капитан, я - дворянин и протестант и рад видеть здесь моих единоверцев. Если вам это приятно, можем поужинать вместе," - характеры довольно простые и зацикленные на религии. Бернар носится со своими младыми идеалами, как с расписной торбой, Диана (и что она нашла в молокососе?) ухаживает за кавалером и склоняет его к католичеству, Жорж играет малого себе на уме и руководствуется честью, а не проповедями.Стоит заметить, что ближайшее окружение Бернара - самые настоящие искусители. Весь французский двор зовёт переметнуться, предать, сподличать. Тем удивительнее, что Жорж смотрится положительным героем. Раз-два отказался - на третий католик, раз-два отказался - на третий ведёт отряд в бой. Наверное, непосильная борьба делает его единственным живым человеком: не куклой с принципами, а нормальным парнем, недоумевающим, почему он должен убиться за способ молиться или честь, что даст упорство кроме тюрьмы. Но при этом старший Мержи не беспринципен, он просто разумен. Рядом с таким глубоким братом главный герой мелок и поверхностен.Недаром поворотное событие - ночь 24 августа 1572 - показано глазами Жоржа, в то время как его брат продолжает ничего не понимать в будуаре любовницы. Все эти убийства, кровь, толпа, пьяная собственной жестокостью - не надо объяснять, как это жутко и противно. Мериме и не объясняет, описания смелые пару веков назад сейчас не слишком шокируют, но предлагает такую оценку, что многое дикое и бессердечное для современности с позиций прошлого совершенно обыденно. Тут есть зерно истины и аргументация наличествует, однако же сами нравы - одно, а литература - другое. Литература должна судить, причём именно с точки зрения современности. Мало ли что там было нормально, братья же не должны друг с другом воевать!Нехватка собственных суждений и белые пятна могут свести на нет любые достоинства. Последней каплей стала авторская лень. Одно дело закончить на надрывной ноте, когда все последующие слова излишни. Но спрашивать читателя, нашла ли Диана нового любовника, утешился ли Мержи? Я это сама хотела спросить! Хотя, подождите... там ещё синие глаза гибель должны были принести по пророчеству... Так вот, слушайте, автор:... Диана утешилась очень скоро. Точнее говоря, уже слова любви к Бернару она передала через своего нового любовника Жоржа. Он хотел всё рассказать, но перед смертью, как не раз с ним бывало, озадачился: а зачем тратить столь торжественные минуты на выяснение отношений, а не на доброе вино. Третий любовник сменился четвёртым, четвёртый пятым - дуэли позволяли кокеткам чаще обновлять кавалеров и ни в коем случае не донашивать отвергнутых соперницами неудачников - и вот настал день возвращения безутешного Мержи. Завидным женихом, при такой-то приверженности протестантской ереси, он уже не был, так что Диане оставалось лишь найти способ избавиться от корнета и позорных слухов. И в миг, когда потерянный, одинокий Бернар выбирал повеситься или заколоться шпагой, его "друг" Водрейль, поигрывая золотой ладанкой на атласной ленте, позвал прогуляться в кабачок, где спровоцировал на честный рассказ о Варфоломеевской ночи, включая рассказанное Жоржем. Дилема разрешилась сама. Так Мержи был казнён за оскорбление величества, и славный род воинов зачах, проиграв по обоим фронтам гражданской войны.
С этой книгой читают Все
Обложка: Шамрам: письма Востока (сборник)
4.2
Шамрам: письма Востока (сборник)

Надежда Тэффи

Бесплатно
Обложка: Ленин в 1917 году
4.8
Ленин в 1917 году

Сергей Кремлев

Обложка: Отпуск по ранению
4.6
Отпуск по ранению

Вячеслав Кондратьев

Обложка: Ярмарка тщеславия
4.6
Ярмарка тщеславия

Уильям Теккерей

Бесплатно
Обложка: Баллада Рэдингской тюрьмы
4.6
Баллада Рэдингской тюрьмы

Оскар Уайльд

Бесплатно
Обложка: Таинственный остров
4.9
Таинственный остров

Жюль Верн

Бесплатно
Обложка: Братья Карамазовы
4.5
Братья Карамазовы

Федор Достоевский

Бесплатно
Обложка: Евгений Онегин
4.7
Евгений Онегин

Александр Пушкин

Бесплатно
Обложка: Палата № 6
4.8
Палата № 6

Антон Чехов

Бесплатно
Обложка: Двадцать тысяч лье под водой
4.7
Двадцать тысяч лье под водой

Жюль Верн

Бесплатно
Обложка: Погоня
4.8
Погоня

Джеймс Оливер Кервуд

Бесплатно
Обложка: Анна Каренина
4.7
Анна Каренина

Лев Толстой

Бесплатно
Обложка: Устрицы
4.7
Устрицы

Антон Чехов

Бесплатно
Обложка: Преступление и наказание
4.9
Преступление и наказание

Федор Достоевский

Бесплатно